Ср, 26 Февраля, 2020
Липецк: $ 63.45 68.77

Жизнь и судьба в акварельных тонах

Исаак Розенфельд | 12.02.2020 04:16:07
Жизнь и судьба в акварельных тонах

Фото Николая Черкасова

До сего дня мало кто сомневался: в творчестве липецкого художника Василия Агафонова главное — живопись. Так что даже хорошо знающих Василия Ивановича коллег и поклонников удивило, когда свое семидесятилетие он решил отметить масштабной выставкой, где большую часть из ста с лишним работ составляют акварели. 

На выставке нет автопортретов юбиляра. Если не считать озорной композиции, где его лицо отражается в зеркально сверкающем… баке самогонного аппарата. 

Но, в сущности, все, что мы видим сегодня в областном выставочном зале, — развернутый автопортрет Агафонова, рассказ о пережитом. О том, во что он верит, о чем болит душа. 

Исповедь и проповедь

Стереотипное сочетание «в акварельных тонах» возникло давно. Многим из нас кажется: раз акварель, значит, мягкие, размытые переходы от цвета к цвету, легкое марево, обволакивающее тихие пейзажи и букетики лилий или ромашек в вазе на подоконнике, несколько, что ли, анемичный, без резких контрастов колорит. 

У Агафонова, однако, все иначе. Он убеждает: возможности акварели не уступают живописи маслом. Она позволяет передавать не только лирическое, интимное восприятие окружающего. Ей подвластны и глубокие, сложные, эпические задачи. Агафонов воплощает драматизм нашего бытия, нашей истории, свою ностальгию по ушедшему, уходящему. По родным людям, по варварски разрушенным храмам, по милым сердцу местам, что под напором времени меняются, утрачивают былую ауру, становятся почти чужими. 

Мотивы у Агафонова на редкость многообразны. Виртуозно владея секретами акварельного письма, он свободно, органично переключает регистры. Гармоничность листов «Теплый май», «Качели из детства», «Моя деревня» сменяется чуть ли не апокалиптическими предчувствиями «Черного утра» и «Умирающего дерева». Шутливый «портрет» дворового полосатого кота на такой же полосатой рифленой крыше соседствует с горьким сарказмом по поводу «забывших» о человеке цивилизации и урбанизации. 

Художник неизменно поднимается над бытовыми, жанровыми сюжетами. Вообще на выставке не найти просто красивого пейзажа или натюрморта. Хотя акварели Агафонова прекрасны, если угодно, изысканны. И все-таки он не любуется миром, а осмысливает его. Оттого и повторяются в разных работах изображения предметов сельского обихода, скрипки, храма, изломанного, потемневшего древесного ствола. Это уже сигналы, символы в публицистическом или философском контексте. Вплоть до того, что появлявшаяся то тут, то там деревенская лошадь вдруг оборачивается Пегасом и проносится, летит над старинным русским поселеньем Крутогорье. 

Все, что было до меня, помню…

Свою склонность к подобному «символизму» Василий Иванович объяснил мне коротко: 

— В советские годы я, случалось, делал плакаты. Да, для заработка, но было интересно. Я начал по-другому мыслить. Вот я покажу вам мои последние по времени вещи. Они о войне…

Родившийся спустя пять лет после Победы он, конечно, не может помнить войну. Зато с детства знает: из его родных мест под Чаплыгином на фронт ушли восемь тысяч мужчин, а вернулись лишь пять тысяч. Он видел на стенах изб фотографии погибших, листал семейные альбомы, слушал рассказы старших. И с тех пор живет с ощущением: все, что было до меня, помню… 

Потому и появился этот цикл, проникнутый скорбью и гордостью. Он посвящен отцу, матери, всему военному поколению. Вот на табуретке белеет солдатский треугольник. Вот патефон с пластинкой, а за ним придорожные столбы, что превращаются в винтовки, и ноты той самой песни о священной войне и благородной ярости. Вот россыпь маленьких фотокарточек.

— Это все мои родственники, — говорит Агафонов. — Видите, сколько нас воевало. 

…На вернисаже прозвучало немало добрых слов и пожеланий. Не забыли, что Василий Агафонов один из создателей регионального отделения Союза художников, не по службе, а по душе занимается общественной деятельностью. Например, помог создать Чаплыгинскую картинную галерею. Было предложено ходатайствовать о присвоении Агафонову звания «Заслуженный художник России». И тут кто-то из гостей заметил:

— Давно пора. Хотя Агафонов и так уже художник не просто заслуженный, а народный.

А напоследок все-таки два слова о живописи. Василий Иванович планирует позднее показать и ее в Липецке. Но раньше липчан картины Агафонова увидят его земляки — готовится открытие юбилейной выставки в Чаплыгине. 

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных