Ср, 26 Февраля, 2020
Липецк: $ 63.45 68.77

Жил в селе Донском художник

Исаак Розенфельд | 05.02.2020 04:44:41
Жил в селе Донском художник

Фото Николая Черкасова

На вернисаже рано умершего липецкого художника Евгения Иноземцева кто-то вспомнил давний разговор с ним о Викторе Семеновиче Сорокине. Евгений считал мэтра своим учителем.

И вот у него спросили, какую из сорокинских работ он хотел бы повесить у себя в доме. Он неожиданно ответил:

— Никакую. Как я буду ходить в тапочках и лежать на диване в присутствии выдающегося художника?

Для него картина была не холстом, покрытым красками, а меняющимся во времени отражением личности творца. Ты смотришь на картину, а она всматривается в тебя. По крайней мере, сам Иноземцев в это верил.

Не гонясь за модой

Когда-то заваленный заказами Алексей Саврасов внезапно отказался от карьеры модного живописца. Теперь, решил он, я смотрю не на заказчика, а только внутрь себя и вокруг себя. После этого и появились саврасовские «Грачи прилетели», «Проселок», «Радуга».

У скромного липчанина Евгения Иноземцева не было нужды что-то так же резко менять. Он с младых ногтей понимал, ради чего стоит браться за кисть, и не поддавался соблазнам моды, экзотики, авангардистских экспериментов. Он изначально умел смотреть в себя и вокруг, ощущая неброскую прелесть сельских пейзажей с осенними деревьями или заснеженными полями. Подолгу живя вдали от городской суеты в селе Донском, он с увлечением писал разные его уголки. Оттого на нынешней выставке в областном краеведческом музее мы видим целую серию этюдов и картин, связанных с этими местами. Да и натюрморты Иноземцева возникали из созерцания совсем простых предметов  — керамических кружек, сухих подсолнухов, бокастой тыквы, полевых цветов.

Исповедь на холсте

Автор не пытался ни завлекать, ни развлекать публику. Он без всякого пафоса и претензий втягивал ее в свой обыденный мир, растворяя чувства и мысли в негромком, мягком колорите, где нет места цветовым вскрикам, эмоциональному форсажу и нажиму.

Да, он преклонялся перед свободной, радостной импрессионистической стихией полотен того же Виктора Сорокина. Но все-таки ближе ему был другой старший товарищ и наставник — замечательный мастер Александр Сорочкин. Но, идя за ним, он избегал его жесткости, предпочитая лирические, исповедальные интонации.

Красота в простоте

Вообще же Евгению везло на учителей. Мальчишкой он занимался в изостудии под руководством опытного педагога, фронтовика Виктора Панкратова, что прошел через войну не только с автоматом, но и с блокнотом для зарисовок. А дальше он попал в художественную школу под опеку Виктора Миронова, буквально одержимого страстью к живописи. Затем уже была дружба с Сорокиным, Сорочкиным, талантливым ельчанином Виктором Королевым. Их уроки не были уроками ремесла. Они научили его ценить красоту повседневного.

Потому и от зрителя произведения Иноземцева требуют особой сосредоточенности, умения уловить доверительную интонацию живописца.

Работы для экспозиции предоставлены преимущественно из частных коллекций, чьи владельцы давно отдают должное этому художнику. Едва ли не половина из пятидесяти картин и рисунков принадлежат Светлане Иноземцевой, что была рядом с ним два десятка лет, а сегодня взяла на себя основные хлопоты по формированию выставки.

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных