Вс, 31 Мая, 2020
Липецк: +14° $ 71.60 77.88

Вся жизнь — в музыке

Татьяна Щеглова | 15.04.2020 05:35:32
Вся жизнь — в музыке

Заслуженный артист России, солист Липецкого джазового оркестра Дома музыки пианист и концертмейстер Валерий Васильевич Маркин отметил свое 75-летие. Оно символично совпадает с 

Папа Валерия Маркина, Василий Ильич — фронтовик, в 1942 году получил ранение и был комиссован. Мама, Екатерина Ивановна — блокадница. Пережила войну в осажденном Ленинграде. Родители жены Галины — Дмитрий Николаевич Якушев и Мария Тимофеевна прошли всю войну. Ее отец — кадровый военный, а мама — медсестра. Так что семью Валерия Васильевича военные испытания коснулись вплотную и, конечно, повлияли на его мировоззрение. Он любит военные песни, часто их исполняет.

— Война оставила глубокий след в моей судьбе, — рассказывает музыкант. — По молодости боевое прошлое нашей семьи и страны, пережившей войну, воспринималось как нечто само собой разумеющееся, а с годами думаю об этом все больше.

Мы с женой вот уже несколько лет ходим на День Победы с «Бессмертным полком». Если приезжает ее брат, то и он присоединяется. С возрастом это становится все труднее, но пока что держимся.

Родом из детства

— Вернемся к музыке. С чего начались занятия, почему выбрали эту профессию?

— Когда я был маленьким, то воспитывался у дяди в Краснодарском крае, родители часто ездили на гастроли. Дядя — любитель баяна, выучил на нем играть моего отца и мне сделал маленький двухчетвертной аккордеончик. Очень быстро я стал «первым гармонистом на деревне». Меня тогда, в 50-е годы, из дома в дом приглашали, я всех развлекал, и все были рады. Выучил много военных песен, до сих пор их люблю.

Родители Валерия связали свою жизнь с искусством. Отец — баянист, мама — танцовщица, до войны она занималась в балетной студии при Мариинском театре. Так что мне ничего не оставалось, как поступить в музыкальную школу — моя судьба была предрешена (улыбается).

Окончил музыкальную школу по классу фортепиано в Саранске, в Мордовии, где и родился. Там же поступил в музыкальное училище. Потом в силу обстоятельств перевелся в Псковское музыкальное училище. Там мне встретилась потрясающий педагог — Вера Вячеславовна Лобойко. Она была туда эвакуирована после Ташкентского землетрясения, а до этого преподавала в Ташкентской консерватории. Она привила любовь к классике и обучила так, что это позволило мне продолжить образование в вузе.

Сегодня он играет джаз

— Рижская консерватория, выпускником которой вы стали, — это своего рода знак качества. В музыкальных кругах в связи с этим вас называют «западником». Вы с этим согласны?

— Не особенно. Конечно, во времена СССР, о которых мы говорим, между Западом и нашей страной была некая «прослойка», и это как раз страны Прибалтики (улыбается).

А в Рижской консерватории я оказался волей случая. На выпускных экзаменах в Псковском музыкальном училище председателем Госкомиссии у нас был органист Марк Шахин из Ленинграда. Я играл органную прелюдию Баха, и ему понравилось мое выступление. Он сказал: «Езжай в Ригу, там много интересных гастролирующих музыкантов, и Домский собор, может, еще органистом станешь». Органистом я не стал. Но в Риге, действительно, побывал на многих интересных концертах и познакомился с выдающимися музыкантами.

— Вас называют уникальным музыкантом. Исполняли с симфоническим оркестром концерты, а потом вдруг оказались в джазовом оркестре Дома музыки. Откуда такая разноплановость?

— Академическую фортепианную музыку я любил всегда, но в последние годы больше был на сцене как концертмейстер. Когда много солистов-вокалистов, и все они разные, то и сам становишься разноплановым. Много лет выступал с народным артистом России Валерием Радченко, с заслуженной артисткой России Зинаидой Карандаковой в Липецкой филармонии, аккомпанировал заслуженной артистке России Татьяне Горошко.

Мой возраст сейчас уже не располагает к дальним дистанциям. Но вот недавно композитор Дина Сморгунская, выпускница Питерской консерватории, с которой я дружу много лет, передала свой новый альбом романсов на хорошие стихи, и мне хотелось бы представить их слушателям с Зинаидой Карандаковой или с солисткой джазового оркестра Натальей Волковой.

Что касается джаза. Еще в 15 лет в Саранске, где я жил, я услышал замечательный государственный джазовый оркестр из Литвы под управлением Тишкуса. Стоит помнить, что в те годы не было магнитофонов, а телевизоры и грампластинки — в минимальных количествах. Хороших музыкантов, в большинстве случаев, можно было услышать только на сцене, и я был покорен выступлением оркестра из Литвы. С тех пор у меня появился большой интерес к этому жанру.

В Липецке я работаю с 1969 года после окончания вуза. Много лет преподавал в музыкальном училище, и когда там появилось эстрадное отделение и был создан джазовый оркестр, стал в нем играть. Позже именно этот оркестр стал сначала городским, а потом и джазовым оркестром Липецкого Дома музыки, где я и сейчас работаю.

Чем джазовая музыка прельщает? Если в классической академической музыке ты воплощаешь идеи композитора и учишь произведения по его нотам, то в джазе путь к творчеству очень короткий. Есть знаменитые темы или гармонии, на которые ты импровизируешь, которые рождают новые чувства у тебя и у слушателя. Для меня джаз — своего рода жизненная философия.

— Какое-то время вы работали заместителем начальника областного управления культуры. Ушли из чиновников и снова вернулись к музыке.Отчего?

— Вначале я несколько лет был художественным руководителем Липецкой филармонии, поэтому меня и пригласили в управление культуры. Откровенно сказать, по наивности надеялся помочь своим коллегам-музыкантам. При этом договорился, что буду совмещать эту работу с концертной деятельностью. Но потом оказалось, что не удалось ни одного, ни другого. Коллегам помочь не смог. И самому играть запретили. И я подумал про себя: «Как же так? Я 16 лет отучился музыке, чего-то достиг в своей профессии, а играть — нельзя?». Предпочел отказаться от чиновничьего портфеля и вернуться к любимому делу.

Плеяда талантов

— Вы работали с музыкантами международного уровня. Стояли на одной сцене. Вместе играли. Расскажите них.

— Музыканты, с которыми я работал в Риге еще будучи студентом, потом переехали в Москву и стали солистами известных ВИА: «Самоцветы», «Пламя», «Верные друзья». Это Юрий Петерсон, Ефим Дымов, Зенон Янушко, Владимир Плотников, Игорь Цинман, Семен Липкович, Вадим Вядро и другие.

Я очень дорожу дружбой с заслуженным артистом России, одним из ведущих гитаристов советской, а позже — российской сцены Николаем Комолятовым. Мы оба из Саранска, при этом он прошел школу знаменитого композитора и гитариста Александра Михайловича Иванова-Крамского. И когда мы с Николаем встречались на родине, то обязательно делали совместные концерты.

На международном фестивале «Джазовая провинция» в Липецке играл со многими корифеями джаза из разных стран. Не в одном концертном номере, но на одной сцене.

— Моменты счастья, которые вспоминаются в ваш юбилейный год, в чем они? Что было главным?

— Конечно, как и у любого человека — рождение ребенка, успехи в профессии. Если ты их достигаешь, то это — удовлетворение, счастье.Кроме того, все мы стремимся к природе, с годами — все больше. В какой-то момент мы с женой решили: а не получать ли нам это состояние счастья каждый день? И мы продали квартиру в городе и уехали в деревню на постоянное жительство, недалеко от Липецка, в Добровский район. Теперь все, кто к нам приезжают, завидуют: «Ах, какой у вас воздух, какая природа», а мы как бы даже привыкли, хотя и радуемся.

— Что пожелаете нашим читателям?

— Слушайте только хорошую музыку. Сейчас в информационном и музыкальном потоках много негативного, ненастоящего. От этого нужно бежать, оберегая душу и уши. Хорошая, качественная музыка — это красивые эмоции и гармония, то, что обогащает и дает хороший позитивный заряд, желание жить дальше. Совсем не обязательно слушать джаз и классику. Просто хорошую, качественную музыку. И, конечно же, приходите на наши концерты!  

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных