Вс, 31 Мая, 2020
Липецк: +14° $ 71.60 77.88

Встреча с «Yesterday»

Владимир Курганников | 22.04.2020 05:00:50
Встреча с «Yesterday»

«Мерцающие звезды». 1975 г. Александр Бабкин в центре первого ряда. За барабанами Владимир Курганников

Казалось, все — они забыты. Оно и время беспощадно. Но вновь взбодрили будни быта Кумиры бывших танцплощадок. Они взошли на сцену гордо, Учитесь — и другим наука! В мажоре вновь звучат аккорды Хранителей живого звука...

Несколько лет назад не стало Бабера. По паспорту он — Александр Бабкин. Талантливый инженер, талантливый художник. Но коллеги-музыканты и его поклонники звали его Бабером. Кто-то когда-то стрельнул в него прозвищем. И, наверное, удачно — Александр не возражал, а со временем к уличной кличке (или своеобразному псевдониму) стали относиться с должным почтением и уважением.

Последняя песня

Нет, конечно же, традиционная, львиная доля аплодисментов и оваций отпускалась всем «виашникам» из группы «Мерцающие звезды», но вокал Бабера в 70-х — заметное явление. Вспомните — «Сад оранжев, оранжев...» Или «Июльское утро» легендарного URIAH НЕЕР. Композиция «July Morning» уже сама по себе стала составной частью рок- языка. Но Бабер не подражал, не позировал, пел по-своему — ярко, звонко и убедительно. Дней за десять до его смерти я позвонил ему — пригласил на свой день рождения. Заложил в этот звонок и своеобразную корыстную мечту — собрать «Мерцающих звезд» в кучу и импровизированным мини-концертом — вживую! — то есть без «фанеры», ошеломить всех собравшихся ретро-звучанием, ретро-репертуаром, который и сейчас моден и популярен. И своим словесным потоком, мощно-направленным и искренне-возбужденным, я, кажется, попал в точку — на том конце провода Бабер улыбнулся (так мне показалось, так мне хотелось, в конце концов, обаятельная улыбка — своего рода визитка Бабера, и с этим согласятся все, кто его знал). Но когда, дождавшись паузы, заговорил Бабер, я его не узнал — говорил тяжело, медленно, с придыханием, с постоянными остановками. Поблагодарил за приглашение. Сказал, что прийти не сможет, тяжело заболел. Но потом он обязательно споет. И с «Мерцающими звездами», и с другими музыкантами 70-80-х,
которые наверняка однажды соберутся.

Не спел...

Музыканты собрались — много их пришло попрощаться с ним, но, само собой разумеется, никто не пел. Пребывали в ретро— тональности без музыкальной основы. Бередили душу обрывками воспоминаний и, кому еще позволяло здоровье, алкоголем. Там же, на похоронах, договорились встречаться почаще, только не по такому печальному поводу, и для пущей готовности от души пожелали друг другу и всему человечеству долголетия. Прощались на вербальной ноте, хотя и в миноре. Бодрила лишь память — подбрасывала выборочно или наугад фрагменты былого бесфанерно-музыкального прошлого, которое заводило не одно поколение нашей провинции.

Ты помнишь, как все начиналось?

Давайте и мы совершим экскурсию в 70-80-е, которые не отпускают. Которые и в гуще прожитого имеют свои фирменные отметки, свои зарубины. Было это в те далекие времена, когда на эстраде и танцплощадках, во Дворцах культуры и ресторанах царила живая музыка. Гитаристы и ударники, клавишники и вокалисты, ее хранители и проводники, не избалованные высокими технологиями, но познавшие дефицит и прочие «прелести» торговли, по-своему боролись за качество звучания «совковых» инструментов и собственноручно. С помощью ножовки и паяльника, лобзика и молотка мастерили деки и усилители, грифы и динамики. «Фанерой» тогда ни один уважающий себя ВИА не пользовался, а синонимом модной ныне фонограммы обивались колонки самопальной аппаратуры. Лучшие «самопалы» считались заметной подвижкой в плане развития дизайна и акустики, шумно приветствовались толпой, а музыканты искренне радовались своим первым достижениям. И на общем фоне ударного труда и лозунгами прикрытого энтузиазма никому не бросались в глаза рабочие мозоли музыкальных пальцев.

«Фабрика звезд» тогда не функционировала. Впрочем, вряд ли бы на черно-белые экраны отечественных ламповых телеприемников прошмыгнули передачи, прямо или косвенно заимствованные у пропагандистов «холодной войны». Вряд ли бы на сцену полезли продукты и полуфабрикаты быстрого приготовления без одобрительной правительственной дегустации. Предпочтение в стране отдавалось самородкам. И их хватало. Не случайно на призыв: «Алло, мы ищем таланты» — откликались тысячи «абонентов». Теперь, спустя годы, можно констатировать, что поколение 70-х, опасаясь всяческих дуновений и веяний со стороны «загнивающего Запада», варилось в собственном соку. Любая информация в СМИ строго дозировалась. Поэтому и в пользу ВИА теле-газетные специи и добавки не отпускались. Но в душе молодежи, как всегда, бушевала вечная весна, звучали новые песни, новые ритмы. И музыканты вокально-инструментальных групп, уловив перемены в биении времени, настроили камертоны на новый лад. Принялись самозабвенно самораскручиваться. В условиях жестокой конкуренции, острого соперничества оспаривалось место на эстраде, право на овации. Нелегкие времена для самовыражения. Даже многоуважаемой Алле Борисовне, будущей звезде-долгожительнице с московской пропиской, было за счастье работать в Липецкой филармонии и раскручиваться с помощью шлягера «Люблю я макароны» на сцене «Зеленого театра». А за забором, на танцплощадке Нижнего парка, уже звучали аккорды новорожденных ВИА.

Короли танцплощадок

Репертуары вокально- инструментальных групп той поры находились под присмотром и жестким контролем бдительных работников отделов культуры, постоянно претерпевали изменения, а то и переписывались заново. Каждая песня-новинка появлялась на сцене после предварительных жарких споров — одним хотелось быть услышанными, другим — пропеть в унисон со стоящими выше начальниками. Пожалуй, инициативой владели верхи. Но музыканты блестяще импровизировали.

Плюс ощутимая поддержка снизу. Чем же могли обновить и пополнить танцевальные и концертные программы действующие ВИА? Зарубежные гастролеры своими визитами в Москву, а уж тем более провинцию, не баловали. Да и какой «звезде» взбрело бы в голову стучаться о «железный занавес», подпоркой которому служили патриотические амбиции. Редко какой птице-песне удавалось долететь до середины Атлантики. Но у звуков музыки свои законы, легко преодолевали они замкнутое пространство и оседали на бобинах отечественных магнитофонов. А после репетиций — в репертуарах ВИА. Слова из песен, конечно, выбрасывались, заменялись русскоязычными. Таким образом на импортном горючем доковылял до советских слушателей «Старенький автомобиль», прописался на сцене «Толстый Карлсон», крещенный в «Yellow river». И пошло, и поехало.

Липецкие вокально-инструментальные группы 70-80-х стремительно взлетали, блистали, завоевывали сердца поклонников и... исчезали. А если какому-то ансамблю удавалось вернуться на сцену, то уже в заметно перетасованном составе.

И все же некоторые вокально-инструментальные группы оставили заметный след в памяти поколения 70-80-х. До сих пор 40-50-летние поклонники музыки с уважением вспоминают «Фотон», «Орфей», «Мерцающие звезды», «Бег времени», «Алгол», «Голубое пламя», «Сигнал», «Красные дьяволята», «Скифы», «Мираж». Список наверняка можно долго продолжать, но, к сожалению, история липецких ВИА еще не написана.

Фото из архива автора

 «Новый электрон», танцплощадка Комсомольского Парка. 1968 г. Панкратов Владимир (барабаны),  Казанцев Евгений (гитара,клавиши), Заикин Виктор (бас-гитара), руководитель — Приказчиков Валерий Иванович

«Новый электрон», танцплощадка Комсомольского Парка. 1968 г. Панкратов Владимир (барабаны), Казанцев Евгений (гитара,клавиши), Заикин Виктор (бас-гитара), руководитель — Приказчиков Валерий Иванович

 «Новый электрон», танцплощадка Комсомольского Парка. 1968 г. Панкратов Владимир (барабаны),  Казанцев Евгений (гитара,клавиши), Заикин Виктор (бас-гитара), руководитель — Приказчиков Валерий Иванович
Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных