Ср, 25 Мая, 2022
Липецк: +12° $ 58.89 60.90

Встанем! И ближе к ним станем!

Исаак Розенфельд | 06.05.2022 08:32:21
Встанем! И ближе к ним станем!

Фото Ольги Беляковой

Чье сердце не бьется сильнее, когда торжественно и грозно, словно могучая, неостановимая поступь богатыря-великана, звучит мелодия «Пусть ярость благородная вскипает как волна…». Кто не всматривался в простое и строгое лицо женщины на плакате Табидзе «Родина-мать зовет».

Или еще один прославленный плакат с идущими в штыковую атаку красноармейцами. А за ними до самых небес встают фигуры Александра Невского, Суворова, Чапаева. Назначенные личными врагами фюрера художники Кукрыниксы напоминали соотечественникам о защитниках России минувших эпох. А поэт Маршак, отложив до лучших дней переводы Бернса и Блейка, нашел для этого звонкие, гордые, мгновенно запоминающиеся строки:

Бьемся мы здорово,

Колем отчаянно —

Внуки Суворова, дети Чапаева.

Я знаю, сегодня то же самое можно сказать о рядовых бойцах, сержантах, лейтенантах, капитанах, кому выпало сражаться уже в XXI веке за Россию, за Донецк и Луганск, Волноваху и Мариуполь. Но теперь они чувствуют незримое присутствие рядом еще и Александра Матросова, маршала Жукова, Кожедуба и Ковпака, наших земляков-героев Сапрыкина и Гануса.

Седой историк, позабыв привычный бесстрастный ученый лексикон, сказал о них дрогнувшим голосом: это чудо — такое мужество, спокойствие и вера от ребят, что росли в смуте и путанице 90-х.

По законам верности

«Времена не выбирают, в них живут и умирают». А временем их детства и отрочества было безвременье. Они родились в стране, которая распалась, разделилась не просто географически. Утрачивались все опоры, вековые духовные, нравственные цен­ности.

Господи, как издевались над нашей армией, как злорадствовали, что она ослабевает и разрушается. Как негодовали по поводу военно-патриотической игры «Зарница» — этого ужасного милитаристского наследия «совка». Как одобряли желание иных недорослей любыми способами откосить от службы. Как осмеивали героев былых времен, того же Матросова, панфиловцев, Зою Космодемьянскую — они, дескать, все — плод пропагандистских мифов. Как в школьных учебниках Сталинградской битве отводили единственный дежурный, сухой абзац. Как благообразные ученые мужи, опережая западных кураторов, обвиняли в трагедии Второй мировой Советский Союз наравне с гитлеровской Германией. Как красовались на футболках дошколят и первоклашек супермены шварценеггеры и сталлоне — вот они, образцы для подражания. Как прекратили в 90-е снимать у нас фильмы и сериалы о той, священной, войне.

Однажды довелось мне попасть в книгохранилище главной областной библиотеки. Меня поразили стеллажи с сотнями томов о Великой Отечественной. Мемуары Жукова, Рокоссовского, Конева. Романы Шолохова, Симонова, Полевого, Василя Быкова. Сборники поэтов, павших под Москвой, Ленинградом, Киевом. Научные монографии о крупнейших военных операциях. Библиотекари не скрывали: они давно стоят мертвым грузом. Спроса на них нет. Есть лишь один популярный автор — перебежчик, предатель Виктор Резун, с ухмылкой взявший себе псевдоним Суворов. Вот его домыслы и вымыслы публике страшно интересны.

В ту пору о молодых горько говорили: потерянное поколение. Но это не печалило высокопоставленных функционеров образца 91-го. Нам не требуются ни творцы, ни герои, нам полезны потребители, которым хочется только денег, комфорта, развлечений.

Но наступили сроки, когда что-то стало меняться. Восставала из разора и позора Российская Армия. Она не только заново вооружалась, но и возвращала себе уважение и авторитет.

Для кого-то было неожиданным зародившееся не по команде сверху, а по воле обычных людей движение «Бессмертный полк». Оно захватило миллионы. Как будто прорвало плотину, возведенную на пути народной памяти, национального достоинства и чести.

В людях, прежде всего молодых, словно очнулись годами подавляемые, убивавшиеся гены гражданственности. Вопреки стараниям разрушителей, культивируемому бездумью, в тысячах семей сумели объяснить детям нечто очень важное. Рассказать, за что солдат на выцветшем фото из домашнего архива получил свои медали и ордена. А энтузиасты поисковых клубов, хотя бы тех же липецких «Неунывак», вели мальчишек и девчонок по дорогам давних боев.

Так или иначе, но то, за чем мы сегодня следим с надеждой и болью, — реальность, а не агитпроповские упражнения.

На телеэкране, смыв шутов и шоуменов, появляются лица молодых парней в воинском камуфляже. Ребят, которые делают то, что должно. Они хотят, чтобы Россия была по-прежнему Россией. Они своих не бросают.

Они помнят о Суворове и Брусилове, о Доваторе, Кантарии, Катукове.

Тыл для героя

Существует незыблемый закон: единство фронта и тыла. В 40-х годах минувшего века победа ковалась и на передовой, и на заводах, эвакуированных на Урал, и на полях, где крестьянин, живя впроголодь, выращивал хлеб для фронта.

Сейчас все обстоит точно так же, как и тогда. Речь не только о хлебе. Он у России был, есть и будет. Речь о том, чтобы за сотни километров от Донбасса не допустить трусости, паники, фальшивого пацифизма. А говоря прямо и жестко, — чтобы не предавать тех, кто спасает братьев-украинцев, уничтожает неонацизм, защищает Русский мир.

Гарантированы ли мы полностью от предательства и измены? Я не люблю этого выражения — «пятая колонна». Но почему-то свободомыслящий гуманизм чересчур часто отказывается от патриотизма. Эти большие и маленькие предательства приобретают разные обличия.

Вот актриса, давно не скрывавшая, что она не празднует День Победы, в начале спецоперации скоропостижно удалилась в Прибалтику. Неужели нацистские марши ей нравятся больше парадов на Красной площади? Либеральные профессора в московских и петербургских университетах раздражаются, рассуждая о противостоянии на Украине. Иные журналисты с энтузиазмом распространяют фейки Арестовича и Гордона. А юная блогерша заливается слезами, поскольку ей теперь недоступны интернет-ресурсы, призывающие убивать русских. Бедная девочка истерит: в этом же заключалась вся ее жизнь.

Из мегаполисов такие настроения добираются иной раз и до провинции. В одном из колледжей преподаватель (внимание!) истории заявил своим студентам: вы свободные люди, решайте сами, нужно вам учить историю России или не нужно. Интересно, пришло бы в голову, допустим, математику позволить ученику не зубрить таблицу умножения, не разбираться с биномом Ньютона? Раз ты свободен, выбор за тобой: хочешь быть невеждой — будь им и не стесняйся этого.

Что же касается невыученной истории, то тут даже не поощрение невежества. История — не сумма сведений и дат, а основа гражданственности.

Другой факт. Опять же в учебном заведении готовятся к конкурсу патриотической песни в честь годовщины Победы. «Ну, что, ребята, — скучным голосом вопрошает педагог, — мы-то будем участвовать?» И ленивые детки заныли: да ну его, неохота. Учитель с облегчением замолчал. Это нормально? Это не стыдно?

Есть повод задуматься. Кроме денацификации на Украине похожая работа предстоит и у нас дома. Русофобия в России не менее отвратительна, чем бандеровщина в Киеве и Днепропетровске.

Бесспорно, людей, что пройдут с портретами дедов и прадедов в строю «Бессмертного полка», в сотни, тысячи раз больше, чем зараженных равнодушием и беспамятством.

Мы гордимся, что являемся наследниками победителей. Гордимся подвигом своих дедов и прадедов. 9 Мая — великий и священный для нас праздник. Да, со слезами на глазах — дорогой ценой досталась нам Победа. И ее никому не отменить и не отнять!


Знамя Победы и в наши дни стало символом борьбы с нацизмом

Знамя Победы и в наши дни стало символом борьбы с нацизмом

Знамя Победы и в наши дни стало символом борьбы с нацизмом
Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных