Ср, 25 Мая, 2022
Липецк: +12° $ 58.89 60.90

Восемь месяцев в полете

Эмма Меньшикова | 13.08.2021 06:30:49
Восемь месяцев в полете

Иван Томилин (слева) и командующий 16-й воздушной армией генерал-лейтенант Александр Бабаев на учениях в Германии, конец 70-х гг.

Военный летчик-истребитель Иван Томилин начинал покорять высоту на «кукурузнике» У-2, а стал признанным асом, у которого переучивались на новые типы самолетов даже космонавты.

12 августа ему исполнилось 90 лет. А с 1998 года в России это еще и День Военно-воздушных сил. Можно сказать, случайность. Но что интересно. Парень с детства мечтал быть летчиком, однако столкнулся с непреодолимыми, казалось бы, препятствиями. И все же мечта невероятным образом исполнилась. А потом еще и день его рождения стал праздником военных авиаторов.

Редкая точность

В биографии Ивана Томилина много поразительных фактов. К примеру, за 33 года летной работы он взмывал в небо почти девять тысяч раз. И пробыл в воздухе в общей сложности 5500 часов. А это ни много ни мало около восьми месяцев полетов! И каких полетов — на пределе нагрузок и ответственности.

Он освоил 25 типов самолетов. На сверхзвуковой скорости поднимался на высоту, намного превышающую официальный «потолок» летающей машины. И демонстрировал редкую точность и выдержку при пилотировании на сверхмалых — до 50 метров — высотах.

Для таких полетов — ниже нижнего эшелона, то есть минимального предела высоты — нужны особое мастерство и навык. Томилин же показывал класс даже на высоте 25 метров. И учил этому других летчиков.

Не у всех получалось. Иван Григорьевич помнит, как один первоклассный пилот так и не смог преодолеть психологический барьер и снизиться на тренировках до заданной высоты: дойдя до определенного предела, непроизвольно тянул ручку управления на себя и взмывал вверх.

Работал с десяти лет

Иван Томилин грезил небом с шести лет. Но в 1937 году, его отца, сельского кузнеца, репрессировали и отправили на Соловки. Мать с тремя детьми перебралась из родного села Мартын в Воронеж. И в 38-м году Ваня пошел в первый класс городской школы. Скоро пришло осознание, что сын врага народа может летать только во сне, ведь летчики это всенародные герои, а у него отец в лагере.

Война и вовсе поставила крест на всех мечтах. Пешком они с мамой прошли 80 километров до своего села, где жили бабушка с дедушкой и другие родственники. В пути мама простудилась, заболела — и вскоре ее не стало. Трое сирот перебивались как могли. Старший брат (1929 года рождения) скорняжничал — шил простецкую обувь, сбрую. А сам Ваня с десяти лет брался за всякую работу, возил на быках молоко, ходил в подпасках, трудился прицепщиком.

Учились во время войны по хатам: школу заняли под госпиталь, дети «поклассно» занимались в домах жителей. Знаний при такой учебе было немного. Парнишка уже начал забывать о мечте. Но однажды в село приехал инструктор из воронежского аэроклуба ДОСААФ агитировать ребят учиться летать. Иван тут же записался, ведь тогда открывалась перспектива поступить в военное авиационное училище. Хотя он очень сомневался, что его примут.

Но вдруг вcе стало складываться к лучшему: в 1947- м парень окончил девять классов, вернулся из лагеря отец — и его как хорошего специалиста пригласили работать в Воронеж. Там он женился, забрал детей. В Воронежском аэроклубе Иван впервые поднялся в небо и понял, что не ошибся в своем призвании.

Крутой вираж

Когда выпускников аэроклуба в 49-м отбирали в Борисоглебское училище летчиков имени Валерия Чкалова, начальник отдела кадров спросил его: «Где твоя мать?». Сердце парнишки екнуло, он ждал вопроса и об отце. Но его не последовало. И Томилина зачислили в училище.

Учился с упоением и закончил училище с отличием. Но такое рвение и отличные успехи сыграли с ним злую шутку. В 1952-м вместе с дипломом он получил и назначение на должность летчика-инструктора в том же училище. И целых шесть лет учил курсантов летному мастерству.

Другой бы удовлетворился этой судьбой и успокоился. Но только не Томилин. Он берег своих «птенцов», учил их уверенно летать и не совершать ошибок в воздухе. Но он ведь так хотел быть боевым летчиком, пилотировать современные самолеты в сложных метеусловиях, а не только днем в ясную погоду, как разрешалось летать с курсантами.

Поэтому когда Томилин узнал о комплектующемся в Воронеже исследовательском центре, куда набирали летчиков-инструкторов, он решил непременно использовать эту возможность. Однако брать его в центр не хотели: летного класса не имеет, опыта сложных полетов нет, высшему пилотажу не обучен, воздушного боя не знает, к тому же и без среднего школьного образования, а в центре предстояло заниматься научной исследовательской работой.

Но каким-то чудом Томилину удалось убедить коман­диров в своем профессионализме, и в 1959 году его «со скрипом» зачислили в истребительный исследовательский полк Воронежского авиацентра.

В кратчайший срок ему предстояло научиться летать в любую погоду и время суток, стрелять и бомбить, освоить высший пилотаж, вести учебные воздушные бои и выполнять новые воздушные приемы по программе исследовательских тем и много еще чего наверстать и восполнить.

Высший класс

Началась гонка, как он сам называет то время. Учил, много летал сам, исследовал новые возможности техники в экстремальных ситуациях, осваивая МиГ-21.

— Я научился так чувствовать самолет, что во время полета, казалось, составляю с ним единое целое, — признается Томилин сегодня.

А ведь он уже был женат, в семье подрастали две дочери. Жили сначала в доме отца, потом перебрались на съемную квартиру. А тут новый вираж: в 1960-м авиацентр переводят в Липецк. Здесь Томилин продолжил исследовательские полеты, доказывая, что все трудности преодолимы, если есть желание и упорство.

Начав с должности старшего летчика, стал командиром эскадрильи, а затем был назначен начальником группы истребительной авиации летно-методического отдела авиацентра. При большой работе по организации летно-методических учений по темам исследовательских работ, в которых участвовали командующие воздушных армий и командиры авиационных дивизий — а вскоре Томилин возглавил и весь отдел Центра, — он умудрялся и сам летать на новых самолетах, изучать их боевые возможности. А потом писать методические пособия для летчиков-истребителей.

При этом он окончил школу рабочей молодежи, получил аттестат зрелости, а потом и высшее образование. Что касается классности, об отсутствии которой Томилина упрекали при приеме в центр, то в 1971 году Ивану Григорьевичу была присвоена высшая степень классности летного состава — «военный летчик-снайпер». Причем произошло это буквально после введения этой квалификации в ВВС страны. И первым в авиацентре асом с таким классом стал именно Томилин.

За верную службу

В 1977 году его направили служить в Германию. После возвращения в Липецк возглавлял учебный отдел Центра боевой подготовки и переучивания личного состава. Под руководством полковника Томилина тогда проводилось массовое переучивание летчиков строевых частей на авиационные комплексы четвертого поколения МиГ-29 и Су-27. Обучались в центре и пилоты из стран Азии, Африки, Ближнего Востока. И даже после увольнения из Вооруженных сил в 1988-м он продолжал работать, проводил занятия с летчиками на тренажерах.

Уже шесть десятков лет Томилин связан с Липецким авиацентром. За это время там прошли обучение свыше 45 тысяч офицеров разных специальностей, в том числе переучивались на новые типы самолетов 11 летчиков-космонавтов. Томилину довелось летать в спарке со вторым космонавтом планеты Германом Титовым.

Впрочем, много было у нашего героя незабываемых встреч, разговоров, тренировок с интересными людьми, летчиками из разных стран мира. Но самое главное — он летал. И верно служил стране, за что отмечен орденом Красной Звезды и орденом «За службу Родине в Вооруженных силах СССР» III степени. Есть у него и награда судьбы: это долголетие. Заслуженная награда за достойную жизнь.

Фото из архива Ивана Томилина

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных