Чт, 05 Августа, 2021
Липецк: +22° $ 72.67 86.71

Столетний путь фронтовой медсестры

Эмма Меньшикова | 07.05.2021 08:34:24
Столетний путь фронтовой медсестры

Фото Сергея Литаврина

9 мая 1945 года Тамара Максимовна Зайченко была в Польше, в городе Кобрине. В то теплое ясное утро раненых из полевого госпиталя, где она служила медсестрой, отправляли в тыл, тогда и застала ее весть об окончании войны.

На днях заслуженной данковской фронтовичке исполнилось 100 лет. И каждую весну своей жизни она воспринимает как подарок судьбы к очередной годовщине Победы. Вновь и вновь встает перед ней этот день, когда все кругом радовались и кричали «Ура!», обнимались, плясали, пели. И плакали: от счастья, что живы, и от горечи, что потеряли на войне родных, близких, друзей. И очень хотелось домой.

В битве за Сталинград

Тамара Максимовна родилась в поселке Алексеевка, тогда Воронежской губернии. С детства мечтала стать врачом. А когда поступила в мединститут, поражала сокурсников своими способностями и упорством. Война смешала все планы.

Воронежский медицинс­кий эвакуировали в Ульяновск, поэтому учебу пришлось отложить. Родную Алексеевку фашистские самолеты бомбили уже с осени 41-го, немцы подступали все ближе. И девушка решила идти на фронт. Ее военная биография началась 2 февраля 42-го. С полевым госпиталем легендарной 13-й Гвардейской дивизии генерала Александра Родимцева, прославившейся в боях под Сталинградом, молоденькая медсестра прошла тысячи километров.

Впрочем, прошла — не то слово. Когда слышишь рассказы о грандиозных сражениях в Сталинграде, на Курской дуге, душа замирает. Тысячи наших бойцов погибли уже во время переправы через Волгу, которая пылала от нефти, разлившейся из баков подожженной немцами нефтебазы, и простреливалась с берега фашистскими орудиями. Каждая сталинградская улица, каждый дом, каждая пядь земли Мамаева кургана полита кровью наших солдат.

Тамаре Зайченко приходилось выносить раненых из героического дома Павлова, который осенью 1942 года отбили у немцев и почти два месяца удерживали гвардейцы Родимцева. За мужество и отвагу, проявленные в тех сражениях, Тамара Максимовна весной 1943-го была награждена медалью «За оборону Сталинграда».

А скольких бойцов вытащила она на своей плащ-палатке в боях за Курск, Брянск, в танковом сражении под Прохоровкой. Сегодня на ее парадном кителе около 20 боевых и памятных наград.

Спасенных не считали

Она вспоминает войну и снова переживает боль и сострадание к тем, кого спасала.

— Не могу забыть, как выносила с поля боя раненого танкиста с обожженным лицом, — рассказывает Тамара Максимовна. — Он стонет, кричит в отчаянии: «Сестра, сестра, я ничего не вижу! Я буду видеть?!» «Да, — отвечаю, — обязательно будешь», хотя знаю, что никогда уже не увидеть ему белого света. Только бы выжил, ведь такой еще молодой! А один раненый, уже в возрасте, все время, пока я тащила его в медсанбат, просил: «Брось меня, дочка, мне уже не помочь, а тебе жить надо, тебя мать дома ждет». Все они передо мной, всех помню.

За три года и три месяца ей довелось участвовать в самых грозных битвах Великой Отечественной, выносить раненых с передовой, ухаживать за ними в полевом передвижном госпитале, пережить бомбежки и обстрелы, доставлять донесения, преодолевать огонь и воду, передвигаться верхом на лошади, на телеге, пешком и по-пластунски. Ее фронтовой путь на Запад пролегал через Украину, Белоруссию, Польшу.

На этой войне погибли двое старших братьев девушки, многие ее подруги и сослуживцы. А ко всему она лишилась отчего дома: 5 июля 42-го родная Алексеевка была оккупирована фашистскими войсками, а за день до этого подвергнута жестокой бомбардировке. Полгода хозяйничали враги в районе, создали два концлагеря, повесили и расстреляли сотни жителей, 700 человек угнали в Германию.

В январе в ходе Острогожско-Россошанской операции Воронежского фронта поселок был отбит у врага. Сражение за него велось и на земле, с участием танкового корпуса, и с воздуха. Большинство домов были разрушены. А в самой Алексеевке и окрест появилось 57 братских могил и массовых солдатских захоронений. Возвращаться Тамаре после войны было некуда: вместо родительского дома на отчей земле зияла глубокая воронка.

Хотелось просто жить

И подалась она на Украину, в Ровно, где устроилась медсестрой в госпиталь. После всех испытаний и лишений Тамара не чувствовала в себе ни сил, ни желания возвращаться к учебе. Хотелось просто жить, работать, выйти замуж, родить ребенка. Мечты исполнились. Ну а потом ее настигло горе: не стало мужа и сына. Вот тогда она и рванула куда подальше, потому что ей было все равно. Так Тамара Максимовна оказалась на Камчатке.

Работала медсестрой в областной больнице, потом — в военном санатории в поселке Паратунка. Вновь обрела семью, родила дочь. Перед пенсией они с мужем вступили в жилищный кооператив, где им по жребию выпала квартира в Данкове. Они переехали сюда в 1976 году в дом, который до сих пор называют камчатским, потому что в нем жили многие переселенцы, возвращавшиеся с восточных окраин на Большую землю.

За тридцать пять лет Тамара Максимовна стала в Данкове своей и нужной, однако все эти годы помнят ее и на Камчатке. На столетний юбилей «камчадалы» не только поздравили ее, но и передали подарок — дальневосточную икру и рыбу.

Такой она человек, что всю себя откроет и последнее отдаст, а люди ценят это и не забывают. Вот и поселившись когда-то в Данкове, она узнала, что соседке нужно срочно сделать укол. Без раздумий исполнила Тамара свой профессиональный долг, а когда ей предложили заплатить, она категорически отказалась. «Как я могу что-то брать с людей, которые во мне нуждаются?!» Так и помогала всем, взрослым и детям.

— А если сейчас вдруг понадобится сделать кому-нибудь укол, справитесь? — спросили мы у нее за праздничным столом.

— Конечно, — уверенно ответила медицинская фронтовая сестра, — даже не сомневайтесь!

Я люблю Россию

Прожив целый век, Тамара Максимовна не растеряла оптимизма, у нее отличная память и ясный ум. Она читает наизусть стихи, поет песни, рассказывает о прошлом и сегодняшнем своем дне. О своем долголетии говорит, что это наследственность: ее мама прожила 104 года. А сама наша героиня к спорту равнодушна, ела и ест, по ее словам, все подряд. Главное, что поддерживает ее здоровье и наполняет энергией, это то, что она ­всегда старалась делать людям доб­ро, спасала и помогала.

Впрочем, есть у Тамары Максимовны один секрет: когда на душе плохо, она дает волю слезам, и становится легче. Так и на фронте было — по-русски плачем боль свою изливала.

Сильна эта женщина и большой любовью к России. Она доказала это не только на войне, жертвуя собой ради Победы, но и всей судьбой. Обстоятельства сложились так, что в 90-е годы дочь Тамары Максимовны уехала в Америку. Маму, конечно же, звала с собой. Но Тамара Зайченко была непреклонна:

— Я в России родилась, Россию защищала, здесь мои корни, моя земля. И я из России — никуда.

Сказала — как отрезала. Не согревают ее даже звонки из Америки, так тяжело ей далась эта разлука с дочерью. И вот уже много лет живет под опекой социальной службы, близких, друзей, соседей. Она сроднилась со своей соцработницей Оксаной Гришиной, как внука воспринимает ее сына Илью.

Еще одна весна на этом свете, сто первая в ее жизни, вдохновляет и радует Тамару Максимовну. Она благодарна всем причастным к ее судьбе: властям, социальным службам, волонтерам, школьникам за поддержку и поздравления, за праздничный концерт, который в связи с пандемией организаторы устроили прямо под ее балконом.

Первый заместитель главы районной администрации Вячеслав Плескачев вручил ей цветы и поздравительные адреса от руководителей страны, области и муниципалитета. Ее фотографировали, у нее брали интервью. Она была счастлива. Тем более сама любит смотреть по ТВ новости, читать прессу, особенно районку и областную «Липецкую газету». И это в сто лет! А напоследок сказала только:

— Желаю всем самого главного — мира: на планете, в стране, на работе, в семье!

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных