Чт, 25 Февраля, 2021
Липецк: -2° $ 73.75 89.67

Родом из Советского Союза

Исаак Розенфельд | 10.02.2021 05:25:12
Родом из Советского Союза

Кадр из фильма «Павел Корчагин», 1956 г.

Под мелодию полузабытой песни о героях былых времен страна простилась с Василием Семеновичем Лановым.

Високосный год словно бы и не закончился 31 декабря. В союзе с коронавирусом он продолжает наносить удар за ударом. Ни талант, ни народная любовь не спасают. Не успела осесть земля на могилах Джигарханяна, Бориса Плотникова, Виктюка, прекрасного детского писателя Крапивина, Михаила Жванецкого, а на Новодевичьем уже вырос холмик, под которым покоится последний романтик российского, а до того советского театра и кинематографа.

Почему последний? Попробую ответить. Как раз накануне похорон попался мне в соцсетях сердитый пост. Нет, не о Лановом, а вообще о маститых театральных деятелях старшего поколения. Автор обвиняет их в эгоизме. Они никак не желают покидать сцену, мешая молодым, переключая на себя все внимание зрителей, завороженных громкими именами. Надо бы им побыстрее уступать место новым дарованиям.

Герои былых времен

Звучит жестоко и цинично. Но не будем это обсуждать. Давайте по существу. 24-го декабря 2020 года Лановой вышел на сцену, как оказалось, в последний раз. Кто займет его место? Много ли у нас актеров романтического, героического склада? Наш прагматический век не слишком способствует их появлению. Имитаторы найдутся. Но Лановой-то не имитировал. Он был прирожденным, беспримесным героем.

Среди чуть ли не полутора сотен его персонажей были очень разные. Сыщики и физики. Маршал Советского Союза Гречко и гитлеровский генерал Вольф. Председатель колхоза и сластолюбец Казанова. Король Англии и король крымского пляжа в «Полосатом рейсе» — крохотный эпизод, а запомнился, и реплика о красиво плывущей группе в полосатых купальниках ушла в народ. Мастер есть мастер. Ему все по силам.

И все-таки важнее, ближе всего для Ланового характеры героические. Он и сам был таким — цельным и бескомпромиссным.

Ему врезались в память слова старшего товарища Сергея Бондарчука: «Не все в жизни может быть предметом искусства». Мудрость этой заповеди он особенно хорошо осознал, когда на ТВ начали круглосуточно показывать дурацкие сериалы без мысли, без подлинных страстей, с убийствами, насилием, разборками. В своих мемуарах он написал: «Все-таки какие-то приоритеты в искусстве должны быть — для добра, для красоты, для всего, что помогает человеку жить, а не отравляет его существование. Не все мерзости жизни надо нести на сцену, на экран, на полотна».

Настоящий романтик

В творчестве актера представлен весь спектр мужественной романтики. Павел Корчагин и Феликс Дзержинский в «Шестом июля» воплощали романтику революции, романтику горения, если хотите, самосожжения во имя великой веры и великой идеи. Иван Варавва в «Офицерах» — образец защитника Родины, идеал человека в погонах, причем в данном случае не так уж принципиально — царской или советской армии. А капитан Грей в «Алых парусах» — благородный рыцарь из снов и вымышленной Ассоль, и тысяч невыдуманных девочек, девушек, женщин.

Даже в озорной вахтанговской «Принцессе Турандот» Лановой оставался тем же рыцарем. Принц Калаф влюблялся в капризную красавицу и готов был умереть ради этой любви. Партнеры Ланового, такие тяжеловесы, как Михаил Ульянов, Николай Гриценко, Юрий Яковлев, в масках персонажей итальянской комедии дель арте вовсю резвились, импровизировали, отрывались, обращаясь к принцу под хохот зрительного зала: «Вася… Вася… Вася Высочество!». А «Вася Высочество» вел свою партию серьезно, даже пафосно. Контраст придавал шутовскому действу дополнительную многомерность, живую страсть и одновременно усиливал комический эффект.

Как ни удивительно, самой трудной своей работой Лановой называл озвучивание документального сериала «Великая Отечественная». Актера не устраивал традиционно нейтральный дикторский голос за кадром. Хроника на экране была частью его судьбы. При записи, случалось, у Василия Семеновича перехватывало горло, подступали слезы. Четыре месяца непрерывной душевной самоотдачи. За эту закадровую роль он получил Ленинскую премию.

Не изменяя себе

Такой же личной потребностью, личным долгом была и картина «Павел Корчагин». Первый раз роман Островского семилетний Вася Лановой не читал, а слушал, поскольку еще не выучил букв. Происходило это в оккупированной немцами деревне под Одессой. Учитель закрыл дверь класса на ножку стула и раскрыл книгу. А перед тем предупредил: если кто-то узнает, что я вам это читаю, меня повесят. Никто из ребят не проговорился. Роман был дочитан вслух до конца. Кстати, на украинском языке. На переплете значилось: Мыкола Островский, «Як гартувалась сталь».

Режиссеры фильма настойчиво повторяли Лановому фразу французского писателя Андрэ Жида. Посетив Николая Островского, он сказал: «Это ваш коммунистический Иисус Христос». И Лановой играл нового Христа, чаявшего нового, справедливого, подлинно человечного мира.

После перестроек, реформ, запретов на идеологию зрители спрашивали артиста, нужен ли сегодня пример Корчагина. Кто-нибудь наверняка рассчитывал, что исполнитель отречется от своего любимого героя. Ведь то были годы тотальных отречений. Сам роман выбросили из школьной программы. Зачем он детям, к чему им знать про одержимого утопической мечтой рабочего парня?

Лановой тогда явно не совпадал с «генеральной линией». Слишком, непомерно дорого заплачено за «глоток свободы». «Тем более, — говорил он, — что «глоток» оказался, пожалуй, горше, удушливее того, чем дышали прежде, отравлен беззастенчивым враньем, подменой ценностей, откровенным цинизмом».

Тех, кто так думал и говорил, «демократы» сходу объявляли нерукопожатными, совками, коммуняками. Но с Лановым проделать подобное не посмели. А он посмел не изменять себе. Иные его коллеги, недавно игравшие Ленина, секретарей обкомов, передовиков производства, торопливо обличали в газетке «Не дай Бог» ужасы советского режима. К Лановому ельцинские журналисты, конечно, не совались. Артист гордился тем, что он родом из СССР, хотя и не идеализировал драматическую историю державы. Но не судил, а старался понять. Вот еще две строчки из мемуарной книги «Летят за днями дни»: «Были у нас и великие грехи, но какое государство, становясь на ноги, не имело их, покажите мне таких праведников».

Так почему опустевшее место Василия Ланового в нашем искусстве, в нашей жизни никто не сможет занять? Не потому ли, что сегодня честность, достоинство и талант очень нечасто соединяются в одном человеке?

ИЗБРАННАЯ ФИЛЬМОГРАФИЯ ВАСИЛИЯ ЛАНОВОГО

«Павел Корчагин». Павел Корчагин, главная роль

«Алые паруса». Артур Грей, главная роль

«Полосатый рейс». Отдыхающий на пляже

«Война и мир». Анатоль Курагин

«Анна Каренина». Алексис, Алексей Кириллович Вронский, главная роль

«Шестое июля». Феликс Эдмундович Дзержинский, главная рол,ь председатель ВЧК

«Офицеры». Иван Варавва, главная роль

«Семнадцать мгновений весны». Карл Вольф, один из высших офицеров СС

«Дни Турбиных». Леонид Юрьевич Шервинский, главная роль

«Огарева, 6», «Петровка, 38». Владислав Николаевич Костенко, главная роль, полковник

«Картина». Дмитрий Иванович Уваров, председатель облисполкома

«Черный квадрат». Василий Васильевич Кассарин, генерал КГБ

«Брежнев». Юрий Владимирович Андропов, главная роль

Фото с сайта tvkultura.ru

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных