Ср, 15 Июля, 2020
Липецк: +20° $ 71.23 80.27

Разгадать код Чурилина

Александр Гришаев | 03.06.2020 07:25:50
Разгадать код Чурилина

Поэт-футурист Велимир Хлебников в начале прошлого века назначил Чурилина «cопредседателем Земного шара»

Ровно 135 лет назад в городе Лебедяни появился на свет Тихон Чурилин. Литератор, стихи которого восхитили Марину Цветаеву, а трагическая судьба впечатлила Евгения Евтушенко. Между тем, для многих любителей русской словесности имя и творчество Чурилина остается «террой инкогнита».

О причинах забвения писателя, до сих пор считающегося «автором одного стихотворения», мы побеседовали с автором многих научных публикаций, посвященных Чурилину, — Ольгой Крамарь. В 2014 году Ольга Казимировна подготовила к публикации главное его прозаи­ческое произведение — роман «Тяпкатань».

«Весна после смерти»

— Тихона Чурилина называют одним из самых загадочных, непонятых и недооцененных русских литераторов Серебряного века. Вы согласны с такой оценкой?

— Ни по уровню таланта, ни по степени известности Тихон Васильевич Чурилин не может претендовать на звание литературного деятеля первого ряда. Вместе с тем его фигура вызывает несомненный интерес, так как заметно обогащает тот культурно-исторический фон, на котором произрастала отечественная словесность первой половины ХХ века. После выхода в 1915 году книги «Весна после смерти» Чурилин приобретает широкую известность в литературных и артистических кругах Москвы. Его стихотворения публикуются в альманахах и сборниках в одном ряду со стихотворениями Анненского, Брюсова, Бальмонта, Гумилева, Ахматовой, Цветаевой и других звезд первой величины. Что касается дальнейшей литературной жизни Чурилина, то она складывается не столь успешно. Его «Вторая книга стихов» (1918) осталась практически не замеченной читателями и критиками. Судьба третьей книги оказалась еще более драматичной: она появилась в издательстве «Советский писатель» в 1940 году, но до читателя не дошла. Вторая «весна после смерти» для Чурилина наступила в начале XXI века. Его произведения были изданы или переизданы и вызвали к себе определенный интерес. Я точно знаю, что к творческому наследию Чурилина обращаются стиховеды, что оно привлекает специалистов, занимающихся проблемами автобиографической прозы, что его имя неизменно входит в перечень имен поэтов, находящихся в поле зрения исследователей отечественного футуризма. Несомненно, важным является и то обстоятельство, что Чурилин периодически становился темой и образом лирических произведений, принадлежащих известным поэтам. Одно из них, кстати, может заинтересовать читателей вашей газеты. Не нуждающийся в представлении Евгений Евтушенко в стихотворении, посвященном безрадостному существованию Чурилина, писал:

Порой не хотелось выписки,

но сон он увидел, что в Липецке

в каком непонятно году

слезами о нем неутешными,

заслушавшись, библиотекарша

заплакала в третьем ряду…

Вдохновляясь Лебедянью

— Какие самые мифы о Чурилине вам доводилось слышать за годы изучения его творчества?

— Я, скорее, назвала бы это не мифами, а стереотипами восприятия. Один из таких стереотипов существовал до недавнего времени. Опубликованные при жизни Чурилина книги создали ему устойчивую репутацию творца поэтических текстов. Осуществленная уже в наше время републикация прижизненных стихотворных сборников и публикация двухтомного собрания «Стихотворений и поэм» эту репутацию упрочили. Восприятие Чурилина исключительно в ипостаси поэта объясняется тем, что принадлежащие ему прозаические произведения в течение многих лет находились в архивных хранилищах, их публикация началась лишь в последние десятилетия. Есть еще один стереотип восприятия. Он касается взаимоотношений Чурилина и Цветаевой. Желая польстить Чурилину, исследователи называют Цветаеву его ученицей. С этим утверждением вряд ли можно согласиться: ведь ко времени встречи поэтов в 1916 году Цветаевой уже были изданы два поэтических сборника, уже написаны многие программные произведения. Другое дело, что эта встреча оставила заметный след в творчестве Цветаевой: она посвятила Чурилину несколько замечательных стихотворений.

— Как могла бы сложиться его судьба, родись он не в провинциальном городке?

— Я думаю, что мера одаренности человека не зависит от места его рождения. Смог же уроженец Лебедяни Е.И. Замятин, кстати сказать, учившийся в местной прогимназии в одно и то же время с Чурилиным, получить европейскую известность. И таких примеров — тысячи! Чурилин прожил в Лебедяни относительно недолго, всего девятнадцать лет. И, оказавшись вне Лебедяни, он имел возможность приобщиться к литературной и культурной жизни столицы в самых лучших ее образцах. Однако я совсем не уверена в том, что без Лебедяни Чурилин мог бы состояться как поэт, писатель и драматург. Годы, прожитые в этом городе, дали ему такой запас жизненных впечатлений, такую энергию созидания, что этого хватило на все его, достаточно объемное, литературное наследие. Практически в каждом из произведений Чурилина, будь то проза, поэзия, драматургия, либо пульсирует, либо клокочет неизбывная память о Лебедяни. В каких-то произведениях Чурилина лебедянский контекст явлен с меньшей очевидностью, в каких-то — с большей, однако и те, и другие требуют обстоятельного биографического комментария. Этот комментарий лишает многие произведения Чурилина той «загадочности» и «непонятности», о которых часто говорят читатели.

Больше чем поэт

— Насколько биографичен роман «Тяпкатань»?

— Роман-хроника состоит из глав разного объема, посвященных истории города, его географии, топографии, социальному составу, жизни и быту живущих в нем людей. Главы, посвященные истории города, перемежаются главами, рассказывающими о купеческой семье Чурилиных (в романе — Чудилиных), где прошли детские годы будущего писателя.

Использование имени легендарного Тяпки, свирепого разбойника, а впоследствии смиренного монаха, в качестве точки отсчета в истории города многое объясняет в отношении Чурилина к месту своего рождения: Тяпкатань-Лебедянь — это город, где высокое и низкое, святое и грешное, «горнее» и «дольнее» существуют в нерасторжимом единстве. Ценнейшим источником информации, позволяющей верифицировать реальное биографическое содержание романа-хроники Чурилина, являются метрические книги лебедянского cтарого соборного храма Казанской иконы Божией Матери, хранящиеся в фондах государственного областного архива. Эти документы позволяют уверенно говорить об автобиографическом характере чурилинского произведения. Чурилинская «Тяпкатань» — это, на мой взгляд, явление во многом уникальное. Особенно впечатляют сказовая манера повествования, интонационное богатство речи, драматургическая форма подачи эпического материала, стремление к синтезу языков различных видов искусства в пределах одного литературного текста.

— Каким было отношение Чурилина к власти? Не могли ли его политические воззрения стать причиной забвения и его самого, и его творчества?

— Чурилин был абсолютно лоялен по отношению к происходившим на его глазах переменам. Более того, в своей книге он приветствовал «радостное утро» революции с ее идеями всеобщего равенства и братства. Показательно, что с приходом революционного «утра», наступившего после «300-летней романовской полярной ночи», осуществляется перерождение автобиографического героя «Тяпкатани» из «майского», то есть рожденного в мае, в «красномайского». Неприятию и забвению Чурилина способствовали другие причины: его постоянная склонность к литературным экспериментам, не­умение приспосабливаться к обстоятельствам. Тяжелая болезнь надолго выбивала писателя из жизни, а каждое «возвращение» в строй требовало все больше и больше сил. Остро ощущая свою несовременность и несвоевременность, он всякий раз пытался догнать жизнь, но все попытки оказывались тщетными. Изданный в 1940 году сборник «Стихи Тихона Чурилина» получил резко отрицательную характеристику критика А. Дымщица. В статье «Перепутаница» книга объявлялась не только «чуждой», но и «враждебной» по отношению к современности, а ее автор характеризовался как «неуемный графоман» и «юродствующий пасквилянт». В этот сложный для себя период Чурилин обращается к созданию книги «Гражданин вселенной», посвященной К.Э. Циолковскому. Осуществлению замысла помешала Великая Отечественная война. В 1946 году Чурилин уходит из жизни. Одной из причин его смерти стала крайняя степень истощения.

Фото из фондов литературно-художественного музея города Старый Крым

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных