Пт, 14 Августа, 2020
Липецк: +18° $ 73.15 85.92

Последний солдат из Царевки

Александр Дементьев | 10.07.2020 04:26:51
Последний солдат из Царевки

Фото Геннадия Логунова

Фронтовик Михаил Михайлович Юдин родом из долгоруковской деревушки Царевка. Ныне вымирающей, но знаменитой тем, что здесь до 1916 года в имении отца создавал свои произведения будущий выдающийся советский композитор и музыкальный педагог Сергей Василенко.

В Царевке Михаил Юдин прожил до самого 1990-го, кстати, тоже юбилейного года Победы, когда по Указу Президента России, ему, как фронтовику, одному из первых в Долгоруковском районе выделили средства для покупки жилья. Квартира была хоть и «бэушная», но зато со всеми удобствами.

Белых яблонь дым

Потом к овдовевшему Михаилу Михайловичу приехала из Ельца дочь Надежда, которая сегодня его и опекает.

А вообще-то наш фрон­товик — многодетный семьянин: у него четверо детей, правда, одного уже нет в живых, зато пять внуков и уже восемь правнуков.

— 9 мая в этом году собрались все вместе, — рассказывает Надежда Михайловна. — Поздравляли дедушку. Как же он радовался! Даже немного давление от всего этого подскочило.

Михаилу Михайловичу нравится цветущий май, когда в белой пелене стоят вишни и яблони. Смотрит он на них — не насмотрится. Напоминают они ему дни минувшие. 2 мая 1945 года Юдин со своими боевыми друзьями праздновал взятие Берлина. И хотя все было в пороховом дыму, майскому цветению в победный день ничто не могло помешать.

Инструктаж командира

Несмотря на преклонный возраст, память у Михаила Михайловича оказалась феноменальной. Без запинки перечислил, где он служил «в царице полей пехоте» — вот так именно отрекомендовал ее: 413-я дивизия, 65-й батальон, полевая почта 23280…

Призван Юдин был в 1942 году военкоматом села Стегаловка, и боевой путь начался у него с Орловщины.

— У меня всего-то три класса образования. До войны скотину стерег — семью надо было кормить, чтоб с голоду не помереть. Так что главным моим университетом стала война, — рассказывает фронтовик. — С боями прошел всю Польшу — Познань, Краков, участвовал в форсировании Вислы, Одера.

Михаил Михайлович общался с журналистами при полном параде. На пид­жаке — целый «иконостас» наград. На правой стороне груди после ордена Отечественной войны II степени — орден Красной Звезды, который вручался на фронте за особое мужество. Но о том случае фронтовик рассказал, как о чем-то обыденном. Подразделение, в котором он служил, пересекало главное Варшавское шоссе и неожиданно попало в засаду.

— Но командир роты, помню, Москаленко его фамилия, не растерялся. Подползи, говорит мне, ближе к неприятелю и бросай гранату в их окружение, сам только не подорвись, прорвемся! — вспоминает ветеран.

И прорвались-таки без потерь. Правда, чуть позже, в той же Польше Михаил Юдин был ранен.

Фронтовики, наденьте ордена

После войны дослуживал Юдин свой срок в Германии, вместе с немцами ремонтировал аэродромы, за что наше командование наградило его ручными часами — по тем временам вещь очень дорогая и статусная. Ко всему прочему освоил в армии несколько профессий, которые пригодились ему по возвращении домой. В местном совхозе имени Тимирязева работал и трактористом, и шофером, и комбайнером.

Мы сидим в квартире ветерана и рассматриваем медали и наградные книжки фронтовика.

— Михаил Михайлович, а где же медаль «За победу над Германией»? Ведь ее все воевавшие получили.

За отца честно ответила дочь:

— Мы в детстве в «войнушку» играли и потеряли ее. Еще неразумные были, не понимали всю ценность боевых наград фронтовиков.

Михаил Михайлович выглядит весьма бодро. Вот только из-за проблем со слухом беседовать с ним пришлось «на повышенных тонах», усевшись поближе к левому уху.

— Мы бы ему уже давно аппарат справили, да папа наотрез отказывается, — пожаловалась Надежда Михайловна. — Но все-таки надеемся его уговорить. Покажем ему статью в «Липецкой газете», как двум ветеранам современные слуховые аппараты подарили, может, и он такой же захочет.  

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных