Вс, 27 Сентября, 2020
Липецк: +10° $ 75.03 88.96

Пение рождает молитву

Максим Боев | 16.09.2020 01:54:37
Пение рождает молитву

В православных храмах России обычно звучат два вида богослужебного пения — хор бабушек, поющих в духе русских народных песен, либо многоголосый хор из мужчин и женщин, исполняющий песнопения в разных стилях — как простого, обиходного, так и за авторством выдающихся композиторов XIX-XX веков.

В редких храмах можно услышать еще и знаменное пение — строгий, одноголосый — в унисон, напев, появившийся еще в Древней Руси.

Совсем уж экзотическим гостем в отечественных православных храмах является византийское пение. Это древнейшая традиция церковного богослужебного пения. Встретить ее можно в православных церквях Греции, Кипра, Сербии, Черногории, Македонии, Болгарии, Румынии, Сирии, Иерусалима, Египта.

Путь к клиросу

Приверженцем такого стиля стал Роман Трофимов, один из ярких представителей московской школы византийского пения «Схолион Псалтикис».

Осознанный путь к Богу Роман, крещеный еще в младенчестве, начал в конце 90-х.

— В 1999 году я поступил на факультет экономики и информатики ЛГПУ. Начал потихоньку ходить с мамой в храм Рождества Христова. Потом стал постоянным прихожанином Древне-Успенского храма на Ниженке, где познакомился с его тогдашним настоятелем игуменом Афанасием. Активно, как и большинство неофитов, интересовался всеми сторонами церковной жизни. Читал разную литературу — особенно запал в душу самиздатовский «Отец Арсений», ездил в паломнические поездки по монастырям.

К слову, в одной из паломнических поездок Роман познакомился со своей будущей женой Татьяной. У святых мест он встретил и друзей, с которыми в дальнейшем сделал первые шаги в церковной музыке.

— До своего воцерковления я был меломаном, — вспоминает Роман Трофимов. — Больше всего мне нравилась электронная музыка с минимальным количеством слов либо вовсе без них.

Подробно интересоваться церковной службой Роман начал после того, как целое лето провел на алтарном послушании в храме Казанской иконы Богородицы в Ельце. Вернувшись в Липецк, узнал, что отец Афанасий умер и приход Древне-Успенского храма (сейчас это Свято-Успенский мужской монастырь. — Прим. авт.) остался без священника, а значит, без богослужений.

— Я проявил инициативу — вести мирским чином службы, все, кроме литургии и без возгласов священника, — вспоминает Роман. — Община храма поддержала, у нас образовался многоголосый партесный хор. Но меня больше интересовало другое пение, и я буквально «с нуля» начал собирать мужской хор. Мы с друзьями занимались по рукописным записям. В 2006 году побывали на Валааме, там мне позволили отсканировать ноты с местными строгими распевами. Вскоре наш мужской хор начал практиковаться в храме святых Митрофана и Тихона в Липецке. Сам храм только начал строиться, а службы шли в здании школы на Сырском Руднике. Я составил собственный сборник на основе Валаамского обихода.

«Схолион Псалтикис»

В 2009 году Роман уехал работать в Москву по своей специальности, где и примкнул к школе византийского пения «Схолион Псалтикис». Зародилась она пятью годами ранее, при Издательском Доме «Святая Гора». Главная ее цель — прикоснуться к живому преданию Церкви и перенять ее древнюю певческую традицию. Для этого из Греции приглсили выпускника кафедры византийского церковного пения Афинской консерватории Константин Фотопулос. В Москве грек воспитал немало учеников, которые начали готовить уже своих подопечных к постижению азов византийского пения. Один из них — Сергей Галков — и обучал героя этого материала. Заодно Роман научился говорить на греческом языке.

С тех пор Трофимов регулярно участвует в богослужениях в составе различных хоров школы «Схолион Псалтикис» — в Николаевском Малицком монастыре (Тверская область) и Преображенском скиту под Серпуховом. Последний известен строгостью своего устава — женщинам вход сюда, как и на знаменитый Афон, запрещен. Несколько раз Роман пел в храме апостолов Петра и Павла, находящемся в стенах ЛГПУ. По приглашению настоятеля, протоиерея Олега Безруких, Трофимов приезжал сюда на праздник трех святителей — Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста. В этот день в некоторых православных храмах России литургию служат на греческом языке.

Византийское пение

— Под понятием «византийская церковная музыка» имеется в виду богослужебное пение восточных церквей византийской традиции, — рассказывает Роман Трофимов. — Оно отличается от современной русской практики партесного многоголосного пения. Когда поет много людей, мелодия исполняется в унисон, а все слова произносятся одновременно, как бы исходя из одних уст. Часть хора при этом поет выдержанный звук — исон, выполняющий роль поддержки для поющих слова молитвы. Византийская музыка очень богата — есть афонский стиль (ифос), есть константинопольский, малоазийский.

Для нашего слуха такое пение кажется однообразным. Нам нужна полифония, более гармоничное исполнение, чего нет в византийском стиле. Здесь в центре находится слово, обрамляемое музыкой, мелодией.

Партесное пение, начиная с XIX века, стало слишком чувственным, из-за чего трудно бывает сосредоточиться на молитве. Знаменное пение, наоборот, слишком сухое. Помимо духовного содержания в византийской музыке много эстетических, изобразительных моментов. Все это помогает человеку стать соучастником таинства.

Афон и служба длиной в сутки

Применить свои умения Роман смог и на знаменитом греческом полуострове Афон. Здесь он побывал в разных монастырях — начиная от многолюдных Великой Лавры и Ватопеда и заканчивая уединенными скитами. Поучаствовать в богослужении липчанину довелось и в известном греческом скиту, славящемся своими певческими традициями, — Катунаки-Данилеи.

— Мне запомнился один подвижник — грек отец Пантелеимон, — говорит Роман. — Он приписан официально к Великой Лавре Афона, но живет в удалении. Он каждый день служит литургию в своей келье, часто отправляется причащать отшельников, уединившихся для молитвы в скалистых пещерах. А ведь туда попасть можно, только поднявшись по специальным цепям! Отец Пантелеимон живет на Афоне уже 27 лет. Ни разу за это время не увидел свою маму, хотя звонит ей каждый день. Зарабатывает на пропитание тем, что плетет монашеские четки. Их потом продают в Кариесе — «столице» Афона. Он жилистый, прыгает по скалам, хоть и немолодой.

Запомнилось Роману знаменитое афонское богослужение, которое в престольные праздники может продолжаться едва ли не сутки.

— Служба начинается с четырех-пяти часов вечера и завершается в два пополудни следующего дня, — говорит наш собеседник. — Но их служба не такая, как у нас, когда пришел в храм и стоишь как свеча. Здесь ты часок можешь подремать в стасидии — кресле с откидным сидением, отлучиться попить чай. Богослужение на Афоне — часть жизни. Это совсем другой мир.

Фото из архива Романа Трофимова

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных