Пт, 03 Апреля, 2020
Липецк: +2° $ 77.73 85.74

Особый маршрут

Олеся Скворцова, lazis2@list.ru | 08.05.2019 03:58:06
Особый маршрут

На подъезде дома на улице Московской в Липецке прикреплена табличка: «Здесь живет ветеран Великой Отечественной войны». Бабушка Лида, по документам Елизавета Васильевна Андросова, не любит афишировать эту часть своего прошлого. Даже в поликлинике стесняется повышенного внимания — скромно прикрывает рукой звездочку, которой помечена медицинская карточка. А о медали «За победу над Германией», полученной в Польше, где она завершила свой боевой путь в 1945 году, и ордене Отечественной войны II степени мы узнали лишь от ее племянницы. Скромная, добрая, а еще очень энергичная — такое впечатление производит бабушка Лида.

— Сколько мне лет? Да 49, — отвечает она и тут же смеется, поправляется: — Перепутала — 94!

Судьбу не выбирают

Родилась Лида в ныне исчезнувшей деревеньке Смоленец в Кировской области. Рано потеряла маму, поэтому крепко дружила со старшими братом и сестрой. Как и все, работала в местном колхозе и вместе с другими провожала односельчан на фронты Великой Отечественной. Ждала Победы, своим трудом приближая ее.

Шел 1943 год, Лиде исполнилось 18 лет. И вот повестка — явиться в военкомат. Удивились многие: женщин в армию не призывали. Но, когда идет война, судьбу не выбирают. Уже на следующий день девушка отправилась в Киров. Елизавета Васильевна очень жалеет о том, что сегодня никто из жителей города не может сказать ей, где располагались казармы, из которых начался ее боевой путь.

— Первую ночь вместе с другими призванными девчонками спали на голом полу, — вспоминает она те дни. — А утром нас повели в санпропускник, после которого выдали обмундирование. Ботинки, обмотки, стеганые брюки, рубаху, шапку и шинель — все мужское, не по размеру. Вышли — и друг друга не узнали! Потом нас направили в Люберцы, где мы учились обращаться с оружием и штудировали азбуку Морзе. Ночью нередко объявляли тревогу — за минуту одеться и с винтовкой в строй!

Жизнь у моста

Январской ночью 1944 года в кузове открытых грузовиков новобранцев повезли в Вязьму. Чтобы хоть немного согреться, периодически спускались на дорогу и бежали за машинами.

Немцы разбомбили железнодорожный мост в Вязьме, по которому все необходимое везли на фронт. И главной задачей батареи было восстановление и охрана этого стратегически важного объекта. Лида была назначена командиром дальномерного отделения:

— Каждое утро над нами пролетал вражеский самолет. Но, к сожалению, наши орудия были неспособны сбить его с такой высоты. Месяцы под Вязьмой были для нас самыми трудными. Ни шагу с обозначенной территории, ведь немцы могли отравить воду или заложить взрывчатку в землянки. Напряжение усиливалось видом разрушенного города — все разбито, одни трубы от печек — и замкнутым пространством. Но мы справлялись, потому что были дружны и молоды.

Ура! Победа!

Весной 1945 года Лиду с товарищами перевели в польский город Белосток. Война отступала на запад, и разговоры о ее скором завершении не смолкали. Поляки относились к нашим солдатам неплохо. Но расслабляться было рано. Елизавета Васильевна вспоминает миловидную женщину, одиноко жившую в домике на окраине села, рядом с которым советские бойцы вырыли свои землянки. Выяснилось, что она активно сотрудничала с немцами и сообщала им данные о нашей армии.

Долгожданную Победу девушка встретила в звании сержанта в Белостоке. Здесь же сделаны и ее единственные сохранившиеся фронтовые снимки. Солдаты постарше посоветовали не есть весь сахар — за фотоуслуги поляки брали именно им. Так же расплачивались и за укладку волос и завивку. А обмундирование уже было женское, специально пошитое. Теперь со снимков и спустя годы смотрят на нас настоящие русские красавицы.

Дорога домой

Батарее предстояло еще оставаться в Белостоке. А девушкам предоставили выбор — продолжить службу или отправиться домой. Все до единой выбрали второе. Каждой выдали по 10 килограммов муки-крупчатки и по 10 тысяч рублей.

Елизавета Васильевна вспоминает, с каким воодушевлением они возвращались в родные места! Но не ушла с годами и обида — в городе Горьком на рынке купила туфельки, отдав последние деньги. Дома обула в первый раз — отлетела подошва. До сих пор не понимает: как можно было обмануть человека, который возвращался с войны за нашу страну?

Зато на малой родине вчерашнего бойца поддержали. Лида не знала, как жить и что делать дальше. Отец умер во время вой­ны на строительстве аэродрома. Чтобы быть рядом, вернулась из Ярославля сестра Аня. После долгой службы на Дальнем Востоке приехал и брат Иван: уходил на срочную по призыву, а потом началась война. Дома он не был целых семь лет.

Елизавета Васильевна доб­рым словом вспоминает не только родных, но и сотрудников военкомата, которые дали ей работу и выделили жилье. Комнатка в семь квадратных метров, солдатская кровать и лошадиная попона — с таким имуществом Лида начинала новую жизнь.

И снова в путь

Потом было замужество, переезд в Сыктывкар, а затем и в Липецк. Вспоминая прошлое, больше всего грустит Елизавета Васильевна об однополчанах, с которыми она больше никогда не встречалась. В порыве ревности муж тайком выбросил почти все фронтовые фотографии с адресами, и, как ни старалась она потом найти хотя бы близкую подругу Полину Читалину, с которой ели из одного котелка, ничего так и не вышло — страна-то большая.

О том, как живется ныне в местах, которые защищала в годы войны, Елизавета Васильевна следит по радио — зрение уже не то. А еще вот уже несколько лет, благодаря бесплатному проезду в поездах на майские праздники для ветеранов, она отправляется в путь. Ее маршруты — Москва, Киров, Волгоград.

— Была приятно поражена, как все организовано по пути следования, — рассказывает Елизавета Васильевна. — В купе уже накрыт стол, на станциях встречают волонтеры — помогают нести сумки, провожают в комнаты отдыха, сопровождают до пересадки в другой поезд.

Больше всего ее тянет в родные места. От родной деревни остались лишь руины пары домов. Подводит зрение, но память до сих пор не изменяет.

— Идем с Елизаветой Васильевной по заросшим уже тропкам, говорит: тут, помню, был ручей. И вправду — нашли его, — рассказывает племянница Ольга Горлова. — До слез тронула меня и первая поездка в места ее детства: «земля моя родная», говорит и ложится, словно обнять пытается всю свою бывшую деревню.

В течение всей жизни Елизавета Андросова часто бывала у друзей в Волгограде и не оставила этой традиции, даже перешагнув 90-летний рубеж. Как не показать этот город-герой внучатой племяннице, к тому же тезке Лиде! Мамаев Курган — это обязательная программа. До Родины-матери, пусть и с частыми остановками, Елизавета Васильевна обязательно поднимается самостоятельно.

— Не можем не восхищаться энергией и целеустремленностью Елизаветы Васильевны, — заключает Ольга. — Вроде порой и нездоровится, а как май приближается, она бодрится и строит планы. Говорит, хочется в Вязьме побывать, тянет туда. Ну что ж, если решит — поедем!

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных