Пт, 14 Августа, 2020
Липецк: +18° $ 73.15 85.92

Она умеет чувствовать чужую боль

Галина Кожухарь | 17.07.2020 03:01:10
Она умеет чувствовать чужую боль

Фото Ольги Беляковой

Ветеран Великой Отечественной войны — военная медсестра Генриэтта Буева 31 мая отметила свое 98-летие. В июне 2020-го ей присвоили звание «Почетный гражданин города Липецка», города, в котором она живет с 1951 года, переехав сюда вместе с мужем.

Концерт ко дню Победы, организованный во дворе ее дома, она слушала с балкона второго этажа своей квартиры, который представители завода, где она отработала много лет, украсили знаменем — символом Победы. И все соседи в тот день рукоплескали ветерану.

На войну ушла в 17 лет

Начало войны Генриэтта встретила в небольшом городке Сальске Ростовской области, где жила с мамой и сестренкой. Когда она сообщила, что поступила на ускоренные курсы медсестер, мама потеряла дар речи. В каждой семье, у которой родные были на фронте, почтальона ждали с опаской. Если он поворачивал к дому, замирали все: только бы не похоронка.

На фронт юных девчат не брали, но Гетта, как ласково звала ее мама, настойчиво убеждала военкома, что ей и девушкам-одноклассницам, закончившим курсы, уже по восемнадцать лет, а не шестнадцать с хвостиком.

— Смотрите, какая я сильная, взрослая! — отвлекала она комиссара, который внимательно рассматривал уже исправленные ими метрики.

Опустив глаза, он сделал вид, что поверил. Медсестры были очень нужны. Гетта радовалась, а мама плакала, но все же благословила дочку на святое дело — родину защищать.

Сестричка, не плачь

Их расположили в полевом госпитале недалеко от родных мест. Первый раненый, которого она принимала, оказался с оторванной кистью руки. Гетта заплакала, глядя на измученного, окровавленного солдата. И вдруг он ободряюще улыбнулся, когда она стала накладывать ему шину.

— Сестричка, не плачь. Я ведь и другой стрелять могу. А соленые слезы разъедят мою рану, — сказал солдат.

— Не буду, — пообещала девушка. — Я сейчас все сделаю, а потом вас в другой госпиталь переведут, подлечат — и поедете домой. В тылу тоже много дел, — отвлекала она сжавшего зубы воина.

С тех пор молодая медсестра не позволяла себе расслабляться. Гетта всем улыбалась, благодарила, напоминала о мамах, невестах, женах, которые ждут. Делала уколы, обрабатывала раны, а порой что есть силы затягивала жгуты, скрученные из разорванной рубахи, чтобы раненый не истек кровью, пока они доберутся до госпиталя на подводах.

Всю жизнь с добром

Всех отвлекала от боли и страданий как могла. Напевала что-нибудь веселое, писала за раненых письма родным про любовь и сражения.

Последние строки, которыми обычно солдаты завершали письма домой, — «Вернусь домой, когда выгоним фрицев с нашей земли» или «Я снова вернусь в строй. Потерпите. Вот дойдем до Берлина, самого логова Гитлера, а потом вернемся домой, с Победой!» — она громко зачитывала вслух, и это укрепляло дух солдат, офицеров, которым после госпиталя предстояло опять идти в бой.

— Я тогда поняла, что каждый раненый нуждается в поддержке, помощи, теплом отношении. И говорила с ним так, словно передо мной человек, которого я полюбила раз и навсегда. Чтобы солдат надеялся и верил, что победит, что выживет в этой страшной войне, что его ждут и любят. С тех пор всю жизнь к людям я старалась относиться с добром. Всякое случалось, но я жалела окружающих и прощала, — признается Генриэтта Петровна.

Удивительно, но ее голубые глаза даже с возрастом не поблекли, не выцвели. И морщин у нее на лице так мало, что не верится в ее 98 лет.

— Возможно, я так долго живу и бодро себя чувствую, потому что почти 90 литров крови сдала! Впервые это случилось, когда медсестрам крикнули: «Девочки, у кого четвертая группа крови, военного надо спасать!». Я побежала. Раненый выжил.

С тех пор всю войну и долгое время после нее Генриэтта продолжала сдавать кровь. Решением Министерства здравоохранения СССР Генриэтта Петровна удостоена знака «Почетный донор СССР».

Связаны навеки

Своего будущего мужа, Николая, военного летчика, Генриэтта Петровна тоже встретила в госпитале. Когда она бинтовала ему рану, он сказал, что теперь они связаны навеки. Просил ждать его.

Они расстались, он воевал в небе, она с полевым госпиталем прошла чуть ли не половину Европы: Болгарию, Югославию, Венгрию, Чехословакию, Румынию, Австрию. Вестей от него не было, она даже не знала, жив он или нет. Но ждала и верила в чудо.

Он приехал за ней в Сальск после того, как везде отгремели салюты Победы. И увез ее в свой родной город, в Липецк. Их совместная жизнь началась в родительском доме мужа, в районе Сокола. Бывшая медсестра устроилась на завод, где работали все жители окрестных улиц, освоила профессию лаборанта. И 45 лет трудилась на этом поприще. На предприятии работал и муж, демобилизованный по ранению. Один за другим родились трое детей: сын и две дочки.

Но здоровье супруга становилось все хуже… Овдовев, Генриэтта Петровна не замкнулась в себе, не пала духом. Сильная женщина, фронтовичка, она вырастила троих детей, продолжала работать на заводе, была активной общественницей. Она умеет ладить с людьми, чувствовать чужую боль и настроение.

Всегда быть в тонусе

Генриэтта Петровна часто выступала перед молодежью, рассказывала о войне, о том, как важно оставаться человеком в любой ситуации, не струсить, не сподличать, не сломаться. Ветеран Великой Отечественной, председатель совета ветеранов завода, она и на заслуженном отдыхе после почти полувековой трудовой вахты оставалась востребованной. Ее приглашали в музеи боевой славы, на презентации книг, классные часы.

Ей не приходилось просить тишины или внимания, в любой аудитории ее слушали и понимали, ей верили. Воля, крепость характера и бодрость духа ее поражают.

Она до сих пор старается держать себя в тонусе: рано встает, обливается холодной водой и... бегает. Правда сейчас, когда ей без малого век, особо не разбежишься. Занимается зарядкой она в собственной квартире. Но при открытом балконе. Дышит легко, сердце работает ровно, на мышцы идет нужная нагрузка.

С мечтами о будущем

— Я очень счастливая! — говорит она. И показывает на березы за окном, солнце, что проглядывает сквозь ветви. — А там, дальше, — мой завод, мой город, купола церквей и храмов. Липецк благоустраивается, хорошеет. Я молюсь за всех, желаю липчанам счастья, радости, здоровья и в будний день, и в праздничный.

Она желает благополучия и развития городу, который стал ей родным. Говорит, что ей очень хочется, чтобы в семьях рождалось побольше детей, чтобы молодые не бросали стариков, чтобы чаще общались с родными и близкими.

Она мечтает о светлом будущем — для детей, внуков, для всех липчан.  

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных