Сб, 08 Мая, 2021
Липецк: +12° $ 74.14 89.51

Мастер живет в Благодати

Надежда Белая | 21.04.2021 05:30:49
Мастер живет в Благодати

Александр Левин гордится точной копией храма Василия Блаженного

Удивительное рядом: плохо видящий человек создает модели православных церквей. Дело это скрупулезное, можно даже сказать, филигранное. Как он за него взялся? Да просто, отвечает мастер. Появилась мечта, и решил попробовать.

Александр Левин из добринской деревни Благодать признался, что в детстве он был совершенно слепым. Хотя родился парнишка с нормальным зрением. Был третьим ребенком в многодетной семье, глава которой, офицер-фронтовик, через несколько лет после войны оказался в местах не столь отдаленных. Незаслуженно отбывал наказание, говорит Александр Дмитриевич. И совсем уже без вины виноватая осталась одна с малыми детьми его мама.

Три дня, которые изменили его мир

Жили они тогда в поселке Мордово Тамбовской области. И то ли хвороба какая напала, то ли от истощения — времена были голодные, — но маленький Саша неожиданно ослеп. Ему и трех лет тогда не исполнилось. Его сестренке, 1948 года рождения, чуть больше. На старшего сына, которого мать всю войну тоже поднимала одна, девочку не оставишь. А местные врачи только руками разводили. Так никуда и не повезли Сашу глаза лечить.

Отец вернулся, когда мальчику было уже десять. В школу он не ходил. Как выглядит мир, где он живет, забыл. Отец срочно собрался в Москву, показать ребенка столичным врачам. А в ожидании поезда в Тамбове они пошли на рынок. И там случайная женщина, увидев слепого парнишку, предложила свою помощь. Почитав молитвы над каким-то снадобьем, она вручила сверток отцу с наказом: втирать в глаза ровно три дня.

В Москву они не поехали. Хотя мама такого решения не одобрила. Было больно, вспоминает Александр Дмитриевич, черная мазь разъедала глаза. Но через три дня мальчишка прозрел. И мир заиграл красками. С тех пор Александр Левин верит в чудо и Божие провидение. Может, оттуда его мечта строить храмы, пусть и маленькие?

Уехали в деревню

После восьмого класса, когда его сверстники уже выпускались из средней школы, парень поступил в липецкое ПТУ, выучился на тракториста. Позднее окончил курсы киномехаников. А всю жизнь проработал электриком на липецких заводах. Но как же зрение?

— Я об этом не думал. Правда, к окулисту на медкомиссии за меня ходил брат, — отвечает Александр Дмитриевич. — А потом я и в армии служил, правда в стройбате, кашеваром. И видел я тогда сносно.

В 1978-м они с женой уехали на станцию Плавица, на родину Ольги Михайловны. Жили с маленькой дочкой в вагончике, работал он на Добринском сахарном заводе электриком. Получили квартиру в пятиэтажке. Растили троих детей. Но зрение слабело. И Левин ушел на пенсию по инвалидности. Тогда-то и решили уехать в деревню.

Купили небольшой дом в Благодати. Руки потянулись к дереву, к инструментам, коими богат каждый мастеровой мужчина. Правда, никто в роду деревом не занимался, у отца и топора-то дельного не было, вспоминает мастер. Да и сам он все больше по электрической части. А вот уже на пенсии увидел однажды снимок Тобольского кремля — и загорелся.

Простая жизнь

За 15 лет он изготовил свыше двух десятков соборов. Над каждым работает по нескольку месяцев. А вот главный храм Вооруженных сил России, открытый в Подмосковье 22 июня прошлого года, «строил» восемь месяцев и завершил модель ко Дню Победы.

Теперь благодать и у него дома. Поддерживают мастера жена и дочери. А сын даже не подходит, огорчается Левин-старший. Значит, в его судьбе чуда еще не произошло.

Кроме первого, все храмы мастер строил без гвоздей. Чертежей не делает. По фотографиям создает образ, а там уже душа сама видит. Освященные соборы раздаривает. Самые дорогие сердцу церкви украшают дом. Зимой только и остается ими любоваться. Потому что в холодное время года работать в неутепленном гараже неуютно, а платить за электричество накладно.

Сейчас Александр Дмитриевич готовится к сезону. Начать его планирует с местных храмов — елецких и усманских. Зрение ухудшается, все-таки уже 72 года, но и без своего увлечения он не может. Пусть глаза боятся, а руки делают.

— Лучше телевизор не буду смотреть, — говорит он, — меньше читать, но поберегу зрение для своих работ. Так что, жизнь у меня, в общем-то, простая.

Фото Марины Пчельниковой

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных