Пн, 03 Августа, 2020
Липецк: +20° $ 73.43 87.29

Кто на поле главный

Михаил Зарников | 29.07.2020 06:07:00
Кто на поле главный

Потомственный механизатор Геннадий Романихин

Геннадий Романихин за свою жизнь освоил не одну модель комбайна. Механизатор из добринского хозяйства «Добрыня» бороздит родные поля уже более сорока лет.

Геннадий рассказывает: «Отец работал комбайнером, мать — свекловичницей. С раннего детства родители брали меня в поле, показывали свою работу и приучали к ней. Поэтому я никакого дела не боюсь, а в механизаторы пошел не задумываясь».

За рычаги комбайна он сел уже после восьмого класса школы. Свое дело изучил, сидя штурвальным в кабине с отцом. Сиденье для помощника механизатора и сейчас делают в уборочных машинах, хотя с развитием техники нужда в нем отпадает.

— Начинал работать на первых моделях «СК», где кроме козырька над головой никакой защиты не было, — продолжает комбайнер. — От солнца не спасало, о пыли и грохоте говорить не приходится. Сравнить с нынешними машинами — небо и земля!

Машина подскажет

Теперь Геннадий управляет современным комбайном, где ни одного механического датчика не увидишь. Человеку помогает компьютер.

— Все управление идет через электронику, — объясняет механизатор, демонстрируя кабину. — А компьютер с голосовой системой. Если в механизмах что-то не так или не с той скоростью идешь — машина сама скажет. На прошлой модели приходилось в экран смотреть, где предупреждения написаны. Это проще, чем по звуку поломку определять, как раньше. Но с голосом еще удобней.

На комбайне Геннадия кроме обычной системы единственный в хозяйстве компьютер с датчиками для замеров.

— Не надо выбираться из кабины, чтобы узнать влажность зерна или соломы, — говорит механизатор. — И площади на поле можно определять очень точно.

Содержание влаги в зерне — главный «дирижер» уборки. От него зависит срок жизни намолоченного зерна, плотно ссыпанного в бункер. В начале рабочего дня измеряет ее агроном. А в процессе работы следят за этим и сами комбайнеры.

С Геннадием мы беседовали на ячменном поле, где после вчерашнего дождя колосья успели высохнуть на солнце. Комбайнер не только рассказал о себе, но и позволил прокатиться в уборочной машине на месте штурвального.

Работа привычная

Следить за уборкой в современной кабине удобно: шум механизмов смягчает изоляция, пыль остается снаружи за остеклением. А от полуденного зноя спасает кондиционер. Геннадий привычными жестами управляет комбайном, спокойно следя за молотилкой.

— На родные просторы нам глядеть некогда, — признается он. — Конечно, по сторонам мы смотрим — чтобы точно направлять машины. Системы для параллельного вождения у нас нет, но она и не нужна: опытный работник свое дело знает.

За стеклом кабины от пыли порой ничего не видно дальше привода, под который ложатся золотистые ячменные колосья. Просидеть за рычагом целый день с раннего утра, вглядываясь в однообразную панораму, — задача не из легких. Но и непосильных проблем у комбайнера нет. Уборка для него — не простая и не сложная. Невероятной романтики «корабля полей», о которой любили писать в советские времена, в комбайне тоже не найдешь. Однако и без любви к родным полям на такой работе не продержишься. Просто для механизатора она привычная.

С комбайном не шутят

— За молотилкой — глаз да глаз, — говорит Геннадий. – Попадется кирпич или железка — и все, «приехали»: вместо уборки будет ремонт.

Хоть механизатор и не учился в профессиональном училище, правила и технику безопасности знает отлично. Комбайнера готовили в хозяйстве, в специальном цеху для новичков: объясняли устройство машины до последнего винтика, учили распознавать поломки и устранять их. Экзамены Геннадий сдавал там же. Для человека с головой на плечах этого хватает. Но иным наука не дается — а цена ошибки высока.

— Однажды на моих глазах человек полез под работающий карданный вал, который ведет к молотилке, — вспоминает Геннадий. — Рукав халата зацепился за вал, руку оторвало вместе с кожей со спины.

Для комбайнера при ремонте первое правило — не подходить к работающим агрегатам. А когда выключил двигатель, надо обязательно дождаться полной остановки машины. Как-то беспечный механизатор полез регулировать решета – систему очистки, которая отделяет зерно от намолоченного вороха. Мотор он выключил, но ждать, когда система остановится, не стал, сунулся в движущийся узел. Ему зажало и сломало руку. Комбайн — не детская машинка!

Всегда при деле

За смену Геннадий выдает до 27 бункеров зерна — по семь тонн каждый. В сезон может намолотить 2500 центнеров — один из лучших результатов среди коллег. Работать доводилось на уборке подсолнечника, свеклы, сои. От грязи на свекле чаще выходит из строя техника, а с зерновыми работать проще всего — считает комбайнер.

— На зарплату и условия грех жаловаться, — говорит Геннадий. — Если хорошо работаешь, то без денег не останешься. За высокий результат и премию дают. Обед в поле всегда привозят, если до поздней ночи задержимся, то и ужин. Красота!

Геннадию 56 лет. Дома — супруга Нина, с которой познакомило поле: приехала из Беларуси на уборку свеклы. Потом вернулась домой — но комбайнер отправился за ней и привез на липецкую землю. В счастливом браке супруги живут уже 34 года, вырастили двух дочерей — Татьяну и Ольгу.

Жизнь у механизатора идет размеренно. Зимой сидеть сложа руки не приходится — как кажется тем, кто не знаком с этой работой. По снегу нужно вносить удобрения, которые весной впитаются в почву. А техника нуждается в отладке и ремонте — чтобы по теплу снова выехать в родные поля.  

Идет выгрузка зерна. Бункер опустеет — и снова в путь. Фото Геннадия Логунова

Идет выгрузка зерна. Бункер опустеет — и снова в путь. Фото Геннадия Логунова

Идет выгрузка зерна. Бункер опустеет — и снова в путь. Фото Геннадия Логунова
Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных