Пн, 18 Октября, 2021
Липецк: +10° $ 71.78 83.33

Козьма Прутков из нашей Павловки

26.03.2021 07:09:00
Козьма Прутков из нашей Павловки

Алексей Жемчужников предпочел госслужбе литературное творчество

22 февраля (10 февраля по старому стилю) исполнилось 200 лет со дня рождения нашего земляка Алексея Михайловича Жемчужникова, одного из создателей известного литературного образа — Козьмы Пруткова.

Его младший брат Владимир так открывает свои «Записки»: «Род дворян Жемчужниковых принадлежал всегда к разряду дворян московских. Как рано началось его существование — мне неизвестно. В боярских книгах московского архива один из Жемчужниковых, Игнатий Афанасьев, упоминается под 1629 годом, когда он получил звание или чин армейского городского дворянина; все прочие, упомянутые там Жемчужниковы, были дворянами московскими; из них двое состояли в начальных людях, один был стряпчим (Федор Леонтьев — 1692 год), двое стольниками (Павел Алексеев и Андрей Тимофеев — стольник царицы Натальи Кирилловны, оба в 1692 году). В начале царствования Петра I двое из Жемчужниковых, именно два упомянутые выше стольника, получили грамоты за подписью царей Петра и Иоанна на земли в нынешней Калужской и Тульской губернии за их службу; грамоты эти и теперь хранятся в нашей орловской деревне…». Орловская деревня — это Павловка, некогда входившая в Орловскую губернию, а сегодня находящаяся на территории Долгоруковского района Липецкой области.

Украинские корни

Род Жемчужниковых по матери идет от украинских корней с середины XVIII века, когда сын простого днепровского казака, бывший певчий сельской церкви с Черниговщины Алексей Розум был замечен полковником Вишневским и для придворного хора перевезен в Петербург. Своей красотой и превосходным голосом он покорил дочь Петра I Елизавету, взошедшую вскоре на престол.

Пройдет немного времени и Алексей Розум станет графом Разумовским (1744 год). Такое высокое положение позволит возвысить и родного брата  — Кирилла Григорьевича, который после обучения в Европе будет назначен гетманом Левобережной Украины и женится на троюродной сестре Елизаветы Петровны Екатерине Нарышкиной (двоюродной племяннице Петра I). Их сын Алексей Кириллович Разумовский в 1810 году был назначен министром народного просвещения. При личном содействии Разумовского был открыт Царскосельский лицей и разработан его устав.

Разумовский был женат на Варваре Петровне Шереметевой, но этот брак продержался всего десять лет. Впоследствии он поселил у себя мещанку Марию Соболевскую, отличавшуюся редкостной красотой. У них родилось десять внебрачных детей (пять сыновей и пять дочерей), именовавшихся «воспитанниками» и записанными на фамилию Перовские. Одна из дочерей, Ольга, станет матерью Алексея Михайловича Жемчужникова.

Семейные узы

В 1819 году в Почеп прибыл отряд военных под руководством Михаила Николаевича Жемчужникова. Он был довольно заметной фигурой своего времени. После обучения в Первом кадетском корпусе произведен в подпоручики артиллерии и назначен адъютантом к графу Аракчееву. Но такой род службы тяготил Жемчужникова, и он просит о переводе его в действующую армию. Его назначили в артиллерийский полк на Кавказ. Участвовал он и в сражениях Отечественной войны 1812 года.

В Почепе он познакомился с одной из юных сестер Перовских-Разумовских, Ольгой. Они обвенчались. В 1822 году из Черниговской губернии семья переехала в Павловку — родовое имение Жемчужниковых — с младенцами Софьей (1819  1822) и Алексеем (1821 1908). За 11 последующих лет, которые были отведены судьбой Ольге Алексеевне, у них родилось еще семеро детей. Все это время семья жила в Павловке, которую Жемчужниковы очень любили. Ольга Алексеевна отличалась добрым нравом, была хорошо образована, великолепно играла на пианино. Ее теплом было согрето детство шестерых сыновей и маленькой Аненьки — именно так называли малышку в семье.

Михаил Николаевич по характеру был довольно суров, но справедлив и безукоризненно честен. Когда в 1831 году началась кампания против поляков, Жемчужников находился при главнокомандующем действующей армии и участвовал во взятии Варшавы, за что был награжден несколькими орденами. В том же году он был назначен генерал-гевальдингером, а также и генерал-полицеймейстером действующей армии. Затем переименован в действительные статские советники и назначен Костромским гражданским губернатором. Такой послужной список объясняет нечастое пребывание Михаила Николаевича со своей семьей.

«Колыбель наша — Павловка»

Будучи уже в почтенном возрасте, один из сыновей, Лев, напишет про Павловку: «Жили мы в деревянном с мезонином дубовом доме, к одной стороне которого примыкал луг, обсаженный местами кустами и деревьями, или так называемый нами английский сад.

Сколько я помню из рассказов отца, сад был разбит и насажен довольно наивным способом: отец сел на палочку и поехал, а мать говорила, идя следом за ним: «Направо, налево, сюда, прямо» и т. д. По следам этой палочки были разбиты аллеи и дорожки. С другой стороны шла дорога из деревни к усадьбе, через ворота, мимо флигеля и дома к риге и дубовой роще и отделяла дом от фруктового сада. Разбивка этого сада была проста: широкая дорожка прорезала его против дома и упиралась в частокол; тут стояла скамейка и отсюда был вид на поля, на дальнюю рощу; а влево — на церковь и село Вязовицкое».

Утро начиналось с молитвы, потом прогулка по саду и липовой аллее, занятия по различным наукам, в том числе языкам, музыке и танцам. Но безмятежное счастье было недолгим. Внезапный уход их жизни Ольги Алексеевны в возрасте 33 лет (по болезни) круто изменил жизнь детей. Старших братьев, Алексея, Михаила и Николая, отец увозит в Петербург для определения их в казенные заведения по желанию государя. Позже туда привозят Александра, Льва и Владимира. Самую младшую, Анну, взяли к себе тетушка, графиня Анна Алексеевна Толстая (мать Алексея Константиновича Толстого) и брат ее Алексей Алексеевич Перовский.

Живя в Санкт-Петербурге, во время отпусков и каникул Жемчужниковы вместе навещали свои имения. Летом 1849 года, повидавшись с родственниками в Москве, затем в Тамбовской губернии, они едут в свою Пензенскую деревню и в Павловку. Лев Жемчужников: «Утро было чудное; братья спали, экипажи катились без стука по гладкому чернозему. В экипаж лезли колосья, и наконец на горе показалась помещичья усадьба с садом и рощею… «Это Павловка!» — сказал я, разбудив братьев. Вскоре мы увидели пруд; зашумела вода, бегущая сквозь щели шлюза плотины, и мы стали подниматься по отлогой горе. Налево — избы, направо — ограда английского сада; встречает нас крестьянин Севастьян Собольков, воспитанный в Петербургском земледельческом училище; он с образом бежит подле и поет какую-то молитву. Вот повернули направо, в ворота; каменная кухня… вот фруктовый сад с каменной оградой и липовой аллеей… Подъехали к дому; на сердце было отрадно и грустно. Я просил пустить меня вперед, так как хорошо помнил расположение комнат; и, называя комнаты, я шел, а за мной следовали братья и отец. Вот зала, где лежала на столе в гробу в лиловом платье мать; вот гостиная, кресла, на ручках которых я любил натягивать нитки и слушать звуки, перебирая их пальцами, как струны; вот ручки дивана, по которым мы с братом Владимиром спускали коровок, сделанных отцом из сырой репы… Сердце мое сжалось, я едва переводил дыхание…Я не мог более говорить, сел, закрыл лицо руками и зарыдал… Меня оставили одного. Я плакал, плакал о прошлом: зачем меня увезли отсюда? Чему научили?..».

Так родовое гнездо стало временным, но очень важным и значимым приютом для Жемчужниковых, особенно для Алексея. Здесь он написал немало поэтических строк.

Обитель мирная, приют

благословенный,

Обетованная мне

Господом Земля!

Мне краше и милей, о,

вы, во всей Вселенной, —

Мой сельский дом,

и сад, и роща, и поля.

К сожалению, в Павловке ни дом, ни усадебные постройки до нынешних дней не сохранились.

Служба тяготила

Покинув Павловку, Алексей Жемчужников непродолжительное время учился в Первой Санкт-Петербургской гимназии, затем был переведен в училище правоведения. После его окончания служил в Сенате, в министерстве юстиции, Государственной канцелярии, был помощником статс-секретаря государственного совета. Но служба тяготила его. Несогласие с окружавшим его обществом и недостаток данных для «занятия какого-нибудь места» между государственными людьми заставили его пренебречь блестящей карьерой и в возрасте 37 лет уйти со службы. Его все более влекло литературное творчество.

В 1859 году Алексей Жемчужников женился на Елизавете Дьяковой. Они жили то в Калуге, то в Москве. А в 1863 году уехали за границу. Делили вместе и счастливые дни, и горечь утраты — умер их маленький сын. За границей Алексею Михайловичу будет суждено пережить болезнь и смерть горячо любимой жены. Почти 20 лет прожил Жемчужников в Германии, Швейцарии, Италии, Франции. Но он постоянно интересовался всем, что происходило в России, вел переписку с Некрасовым и Салтыковым-Щедриным, был в курсе и столичной, и провинциальной жизни. В 1884 году вернулся в Россию. Подолгу жил в Павловке, писал стихи.

Сама, в наш грубый век, Европа одичала.

Средь важных мелочей и хитроумных дрязг

Безмолвствуют добра великие начала,

И угрожающий железа слышен лязг.

Лишь на 71-м году жизни Алексей Михайлович впервые подготовил свои произведения для отдельного издания, они вышли в 1892 году в двух томах. В 1900 году Жемчужникова избрали почетным академиком Петербургской академии наук по разряду изящной словесности одновременно с Толстым, Чеховым, Короленко.

Камердинер отказался

Козьма Прутков возник не в одночасье. Постепенно появлялись сатирические произведения, вошедшие в копилку его наследия. В одном из интервью уже не молодой Алексей Жемчужников вспоминает, как они с братом Владимиром предложили камердинеру Кузьме Фролову дать для сочиненной братьями книжки свое имя. Пообещали ему деньги, вырученные от продажи. Кузьма, поначалу согласившись, все же поинтересовался: «Книга-то умная аль нет?». Услышав от братьев, что книга «глупая-преглупая», возмутился и не пожелал, чтобы «имя его было под ей подписано…». Такой ответ камердинера удивил и восхитил остроумных сочинителей, и изменив Кузьму Фролова на Козьму Пруткова, они отправили свое детище в литературу, периодически пополняя сочинительский багаж. С тех пор братья Жемчужниковы и Алексей Толстой «начали писать всякие шутки, стишки, афоризмы под одним общим псевдонимом…».

Как и подобает известным писателям, Козьма имеет свою биографию и портрет, созданный Львом Жемчужниковым, Александром Бейдеманом и Львом Лагорио. Директор Пробирной Палатки, поэт, драматург, философ… поди догадайся, что это полет фантазии. Козьма Прутков — гениальная мистификация русской сатиры.

В 1883 году 6 февраля Владимир Жемчужников напишет письмо известному литературоведу Александру Николаевичу Пыпину: «Летом 1851 или 1852 года во время пребывания нашей семьи (без графа Толстого) в Орловской губернии в деревне (Павловка. — Прим. авт.) брат мой Александр сочинил между прочим, исключительно ради шутки, басню «Незабудки и запятки», эта форма стихотворной шалости пришлась нам по вкусу...». Басни все-таки написаны летом 1851 года, так как осенью они уже были изданы. Все это говорит о том, что Козьма Прутков может быть прописан на Долгоруковской земле законно с датой рождения в 1851 году.

Летом 1991 года у дороги на Павловку, исчезнувшую с лица земли, был установлен бюст-монумент в честь Козьмы Пруткова.

В День славянской письменности и культуры в Долгоруковском районе проводятся Козьма-Прутковские чтения на месте бывшего родового имения Жемчужниковых Павловки, недалеко от села Вязовое. Уже четверть века эту традицию хранит и развивает музей-усадьба «Край Долгоруковский» совместно с библиотеками района, Вязовицкой и Долгоруковской школами при поддержке отдела культуры муниципалитета.

Надежда Крюкова, заведующая Долгоруковским краеведческим музеем

Козьме Пруткову в 1991 году в Долгоруковском районе установили бюст

Козьме Пруткову в 1991 году в Долгоруковском районе установили бюст

Козьме Пруткову в 1991 году в Долгоруковском районе установили бюст
Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных