Ср, 27 Января, 2021
Липецк: $ 74.86 91.15

Когда пойдут липецкие куранты

Ольга Журавлева | 13.01.2021 05:50:07
Когда пойдут липецкие куранты

Главные часы Липецка украшают 60-метровую колокольню кафедрального Христо-Рождественского собора. Когда-то по ним сверяли домашние, карманные и ручные часы. Но вот уже почти десять лет липецкие куранты стоят, хотя их можно отремонтировать и дать новую точку отсчета в богатой событиями биографии.

По документам Государственного архива Липецкой области, инициатором установки часов на соборной колокольне в 1858 году выступил купец третьей гильдии, церковный староста Василий Петрович Хренников, младший брат потомственного почетного гражданина Липецка Алексея Петровича Хренникова. Известно также, что Василий Хренников был женат на дочери соборного протоиерея Александре Андреевне Калугиной.

Первые городские

Вопреки ожиданиям, производство первых липецких башенных часов не стали заказывать широко известной в то время компании «Братья Бутеноп». Их подрядился изготовить и установить часовой мастер-­одиночка, мещанин Алексей Игин из города Скопина Рязанской губернии.

Контракт с мастером был подписан 26 августа 1858 года. Согласно договору Игин должен был смастерить часы с боем, с четырьмя циферблатами (на все стороны колокольни), с римскими цифрами и стрелками, позолоченными червонным золотом. Механизм был оснащен медными подшипниками, а бой исходил от колокола весом в 140 пудов. Работы по изготовлению часов и устройству их на колокольне должны были начаться в сентябре 1858 года и завершиться через полгода.

Стоимость башенных часов оценили в 900 рублей сереб­ром. По условиям контракта, мастер получал аванс в 75 рублей, в конце работ — еще 325 рублей. После установки часов на колокольне и через неделю после их запуска на счет Алексея Игина должно было поступить 200 рублей. Если через полгода не будет замечено никаких недостатков в работе механизма, мастер получит еще 150 рублей. И еще столько же спустя год. Были предусмотрены и штрафные санкции в «гарантийный» период: если часы ломались или начинали «врать» в первые полгода, Игин лишался 300 рублей.

Подлинник документа хранился у Василия Хренникова, копия — у часового мастера. Помимо церковного старосты, контракт подписали ярлуковский помещик, титулярный советник Иван Горелов, уездный казначей, титулярный советник Петр Трунцевский, коллежский секретарь Николай Павловский и коллежский регистратор Яков Покровский.

Часы на колокольне собора Рождества Христова заработали в марте 1859 года. А в документах 1896 года они упоминаются уже как поломанные. Не раз липецкие куранты страдали от пожаров.

Короткая жизнь вторых курантов

В декабре 1970 года часовой мастер Михаил Гребенкин смонтировал на колокольне собора башенные электрические часы с четырьмя циферблатами, диаметр которых составлял два метра. А сам механизм был изготовлен старейшим в России Петродворцовым заводом. Куранты оглашали мелодичным боем площадь почти десять лет — до 1980 года, когда на колокольне произошел пожар. Но уже к 1 мая того же года часы восстановили.

Михаил Гребенкин следил за главными городскими часами около 15 лет. После его смерти дело продолжил сын. К сожалению, ему не удалось наладить вышедший из строя механизм. И чтобы куранты вновь били, мастер придумал необычный выход из положения. Он привез в собор напольные часы с боем и установил их в одном из теплых помещений колокольни. Поставил микрофон, динамики и добился усиления звука. При этом часы не только били, но и громко тикали, что вызывало недовольство живущих неподалеку людей. Тогда мастер поставил специальный прерыватель, включавший звук только в момент боя курантов. После того, как часы пробивали положенное время, вновь наступала тишина.

Третья попытка

В начале 90-х Христорождественский собор передали верующим. Областной краеведческий музей, занимавший до этого здание храма, переехал. Ушел из жизни обслуживавший часы мастер. Довольно долгое время липецкие куранты молчали, пока в 2009 году за их восстановление не взялись краевед Алексей Нарциссов, один из предков которого венчался в липецком кафедральном соборе, и меценат Александр Шаповалов. К работе они привлекли трех мастеров.

Нам удалось пообщаться с одним из них, старейшим липецким часовщиком Алексеем Глуховым, который до сих пор гордится своей причастностью к ремонту городских курантов.

— Для меня это — историческое событие, — вспоминает он. — Работы начались в июле, а закончились ближе к Новому году. Когда я приступил к делу, часового механизма как такового не было. Целыми оказались только циферблат, стрелки и валы, на которые они были надеты. То есть часы являлись тогда не более чем фасадным украшением. Ящики, из которых торчали стрелки, простояли без обслуживания лет двадцать.

Часовая башня пребывала в полном запустении: оборвана проводка, все загажено. Мастерам пришлось лопатами убирать многолетний мусор слоем в 15 – 20 сантиметров. Находиться там было просто опасно для здоровья. В башню даже не было нормального доступа. Висела старая деревянная лестница, на которую было страшно поставить ногу, не говоря уже о том, чтобы поднять по ней оборудование.

— Мне и моим помощникам — электрику и программисту, нужны были безопасные условия для работы, — рассказывает Алексей Михайлович. — Для этого из стального профиля изготовили две надежные лестницы, более пяти метров высотой каждая. Через месяц, в конце августа, мы приступили к монтажу. Была заказана современная часовая станция отечественного производства. Нашли помещение в колокольне рядом с церковной швейной мастерской. Прикрепили к стене шкаф на высоте 35 метров, а это уровень 11 – 12 этажей, мы протянули четыре рукава с электропроводкой внутри. Сделали четыре линии, чтобы все циферблаты работали независимо друг от друга. Только на одни монтажные работы ушло около двух месяцев.

Алексей Глухов восстанавливал всю механику — зубчатые передачи, валы. Ставил электромоторы, которые должны были вращать стрелки, чтобы они не убегали и не отставали.

Работы закончили в срок, и Новый, 2010 год липчане, собравшиеся на главной городской площади, встречали под бой курантов.

И вновь остановились

У липецких курантов сложная биография, богатая разными, не всегда радужными событиями. О некоторых их них нам рассказал Алексей Глухов. Еще до войны часы горели, тогда с башни вниз рухнул старый механизм. О пожаре сегодня свидетельствуют закопченные перекрытия колокольни.

Часы испытали на себе последствия разных природных катаклизмов — изнурительную жару и сильные морозы. В результате перепада температур вышла из строя акустика. Полопались динамики, и вместо оглушительного «бом» раздавалось тихое жужжание. Оборудование окислилось из-за ветров, морозов, хлеставших в башню дождей.

— Мы на добровольных началах возили акустику на ремонт в Воронеж, — рассказывает мастер. — Ведь дали гарантию на свою работу и чувствовали за нее ответственность. И по окончании гарантийного срока я не раз приходил в часовую башню. Но акустику надо было полностью восстанавливать, средств на это не нашлось, и куранты бить перестали.

В одну из зим на колокольне прорвало отопление. Площадку с часовой станцией залило горячей водой. Снаружи было минус двадцать градусов, а внутри по стенам хлестал кипяток. Когда давление в трубах перекрыли, все обледенело.

Но и это еще не все, что довелось испытать многострадальным курантам. На случай отключения электричества были предусмотрены резервные аккумуляторы, рассчитанные на четыре часа работы. Однажды в соборе свет отключили почти на сутки.

— Куранты «умирали» семь часов, — вспоминает Глухов. — Когда аккумуляторы разряжались, умная станция отключала один из циферблатов. Первый остановился через четыре часа двадцать минут, а последний — через семь с половиной часов, пока не закипели и не вытекли аккумуляторы.

В ожидании реставрации

До остановки липецкие куранты играли мелодию «Интер­национала». Казалось более уместным, если они будут отбивать колокольные звоны. Чтобы заменить мелодию, Алексей Глухов собрал богатейшую цифровую коллекцию. В ней карельские, соловецкие, архангельские, ростовские звоны, тематические — воскресный, свадебный, праздничный, будничный.

— К сожалению, мы не смогли сделать так, чтобы один из этих звонов стал мелодией для башенных часов, — рассказывает мастер. — Слишком объемные музыкальные файлы не получилось сжать до нужного размера. Несколько дней приходили на колокольню с ноутбуком, включали трансляцию, чтобы определить громкость звука. На площади даже собирались прохожие, чтобы послушать эти великолепные звоны.

Конечно, за сложным часовым механизмом нужно было следить. Ведь даже наручные часы раз в три-четыре года надо относить на чистку. А в старину в большие барские дома часовщик приходил раз в две недели — заводил часы, устанавливал точное время, чинил какие-то неисправности. Дорогие часы нуждались в регулярном обслуживании. В то время некоторые из них могли по стоимости приравниваться к целой деревне с крепостными. Регламентные процедуры необходимы и башенным часам.

Алексей Глухов и его коллеги и сейчас готовы вновь заняться восстановлением липецких курантов.

— Когда реставрировали часы в Туле, был объявлен общегородской сбор денег, — говорит Алексей Михайлович. — Установили специальную программу «электронный звонарь». Сейчас звон тульских курантов слышно за несколько километров. Все это возможно и у нас. Надеемся, средства на восстановление главных городских часов найдутся.

Удивляясь каждый день

Алексей Глухов — человек в своем роде уникальный. Ремонту часов он посвятил всю свою жизнь и занимается этим ремеслом почти полвека.

Дружба с часами началась с детства. В десять лет он разобрал «Звезду» — мамины наручные.

— Она купила себе другие часы, а эти положила в шкатулку, — вспоминает мастер. — И я решил, что раз они ей не нужны, то я могу ими заняться. После моего вмешательства часы остановились. Мама быстро обнаружила поломку, отругала меня. Но семена упали в благодатную почву.

Через несколько лет, уже будучи девятиклассником, Алексей встретил на улице своего приятеля и увидел у него в руках чемоданчик, похожий на один из тех, с которыми ходили доктора еще в царское время. Попросил его открыть, увидел набор часовых инструментов и навсегда влюбился в эту профессию.

Родители заставили окончить десять классов, надеясь, что впоследствии из него выйдет хороший бухгалтер. Но их мечтам не суждено было сбыться. Нашелся учебно-производственный комбинат, готовивший персонал для службы быта. В часовом цеху Алексей учился и работал под руководством мастера. С 1974 года он остается верен своей профессии и даже сейчас испытывает трепет, когда берет в руки часовой инструмент.

— Мне никогда не было скучно, — признается Глухов. — Часы, даже самые простые, ежедневно удивляют, постоянно подкидывают мне новые загадки.

Года три назад ему довелось ремонтировать старинные часы с боем, которые поставили его в тупик.

— Я их разобрал, наладил, промыл, собрал, запустил — часы идут. Бьют каждые полчаса, — рассказывает мастер. — Но через три минуты снова заводятся и отбивают то же время. Думаю, что не так? Еще раз со всех сторон осмотрел механизм, проанализировал ситуацию. Понял, что могу исправить, но для этого мне нужно полностью переделывать часы. Зашел на специализированный часовой форум в Интернете. Выяснилось, что это особенные французские часы, дублирующие бой.

За годы работы было всякое — и плохое, и хорошее, рассказывает Глухов. Однажды во время ремонта уронил настенные часы из ценных пород дерева. Они развалились. Как это объяснить клиенту? Пришлось восстанавливать, заново покрывать лаком. Бывало, разбивались стекла циферблатов с зеркальными узорами. Их реставрировали на фабрике елочных игрушек.

Алексей Михайлович и се­годня ремонтирует часы. В его киоск чаще всего приносят наручные кварцевые для замены батареек. Но попадаются и механические. Кому-то хочется восстановить часы, подаренные на юбилей деду, когда его провожали на пенсию. Ведь они дороги как память. Приносят чинить подарочные настенные и настольные часы. Приглашают в кабинеты к начальству и в состоятельные дома ремонтировать остановившиеся интерьерные часы. И не всегда понятно, с какими из них больше возни — настоящими старинными или просто сделанными «а-ля дедушкины».

Время ни на миг не остановишь. Часовых дел мастер продолжает своим тонким инструментом разбираться в шестеренках и винтах, дотемна вращая колесики сложных механизмов. Но мысли его все чаще возвращаются к городским курантам. Пойдут ли они вновь? Огласят ли округу мелодичным звоном?

Благодарим за помощь в под­готовке материала писателя, краеведа Сергея Юрова.

Фото Николая Черкасова, Сергея Авилова

Часовщик Алексей Глухов мечтает восстановить липецкие куранты

Часовщик Алексей Глухов мечтает восстановить липецкие куранты

Часовщик Алексей Глухов мечтает восстановить липецкие куранты
Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных