Сб, 08 Мая, 2021
Липецк: +12° $ 74.14 89.51

Каждый день наперегонки со смертью

Ирина Черешнева | 27.04.2021 08:40:00
Каждый день наперегонки  со смертью

Фото Ольги Беляковой

28 апреля в России служба «03» впервые официально отмечает свой профессиональный праздник. Старший врач смены Центра скорой медицинской помощи и медицины катастроф Наталья Урюпина, как и многие ее коллеги, будет встречать его на рабочем месте.

 В центре Наталья Урюпина работает шестнадцатый год, а ее общий медицинский стаж насчитывает уже более 30 лет.

Мечты и реальность

Родители Натальи жили в поселке Кавалерово под Владивостоком. В их семье она первая, кто выбрал профессию врача.Маме Натальи очень хотелось, чтобы дочь стала доктором: 

— Будешь ходить в белом халате, с маникюром и красивой прической, все будут тебя уважать! — говорила она. Но на деле не все оказалось так, как в маминых мечтах.

Окончив в 1994 году Благовещенский медицинский институт по специальности «акушерство и гинекология», Наталья пришла работать в стационар районной больницы.

— То роды принимаем сложные, то у роженицы кровотечение открылось — надо останавливать. А в выходные и свободные от дежурства дни подрабатывала врачом-гинекологом в поликлинике. О прическе и макияже думать было некогда, а маникюр нам вообще запрещено было делать, — рассказывает она.

Замуж Наталья вышла еще студенткой вуза. Муж тоже учился на медика, но потом решил стать священником. На втором курсе у них родилась дочка. В 1997 году семья переехала на родину мужа в Липецк. Наталья Александровна сначала устроилась в женскую консультацию, потом в смотровую службу. А в 2007 году, отучившись четыре месяца в Воронежском медицинском университете, пришла работать на центральную подстанцию скорой.

Спасибо коллегам

По словам Натальи Александровны, первые дни боялась, что не хватит знаний и опыта. Врач скорой должен знать абсолютно все и уметь быстро сориентироваться в любой ситуации.

Но опасения оказались напрасными: новичков всегда ставят в пару к опытным коллегам, и Наталью Урюпину определили к Виктору Ефимовичу Коровкину, который работал тогда в бригаде врачом-реаниматологом, а сейчас — заместитель главного врача скорой по медицинской части. С огромной благодарностью она вспоминает и других своих старших коллег, учивших ее.

Интернета тогда не было, учебники листать тоже некогда. Тонкости профессии новички осваивали в процессе работы. На скорой это закон: не знаешь — подойди и спроси! За это никто не осудит. Страшнее, если в нужный момент что-то упустишь или ошибешься в диагнозе.

Три раза «заводили» сердце   

В линейной бригаде Наталья работала почти восемь лет. И до февраля 2021 года — в реанимационной бригаде. Эти бригады направляют, когда речь идет о жизни и смерти пациента — на ДТП, бытовые аварии и травмы, отравления, ножевые и огнестрельные ранения, падения с высоты и прочие чрезвычайные ситуации. Но чаще всего — на инфаркты и инсульты.

Однажды поступил вызов — у мужчины плохо с сердцем, теряет сознание. Не успели врачи войти в квартиру, как наступила клиническая смерть. С помощью дефибриллятора сердце удалось запустить, но пациента надо было срочно доставить в больницу.

— Пока ехали, у него снова остановилось сердце. Мы его опять «завели». Довезли до больницы, закатили в приемный покой, доктор еще не успел спуститься, как сердце остановилось в третий раз! И опять начали проводить реанимационные действия. К счастью, и после третьей клинической смерти удалось его откачать. Потом узнавала в больнице — наш пациент через две недели выписался домой. Как сказали врачи, у него был обширный инфаркт, и это просто чудо, что после трех остановок сердца ему удалось выжить, — вспоминает Наталья Урюпина.

Нас редко благодарят

Но не всегда получается спасти пациента.

— Бывает, по часу бьешься над пациентом, ползаешь вокруг него на полу на коленях (реанимационные действия надо обязательно проводить на твердой ровной поверхности), болят руки, ноги, ноет спина, пот льет градом, а сделать ничего не можешь, потому что слишком поздно обратились к врачу. И это всегда переживание, стресс. Особенно, когда уходят из жизни молодые люди или дети. Но если удается сохранить человеку жизнь — это такая радость, такой эмоцио­нальный подъем для всей бригады! — говорит Наталья Александровна.

По ее словам, пациенты редко благодарят за спасение.

— Я по специальности акушер-гинеколог, и все вызовы на экстренные и тяжелые случаи родов отдавали мне. Причины родов на дому разные: иногда они проходят очень стремительно и некогда ехать в роддом, порой не хотят ехать по религиозным мотивам. Некоторые женщины, особенно молодые, считают, что рожать дома — это хорошо и приятно, не понимая, что может случиться кровотечение, которое в домашних условиях невозможно остановить. Кроме того, сейчас по Интернету гуляют разные теории о «физиологически правильных» родах, и иной раз такое увидишь, что не знаешь, плакать или смеяться, — рассказывает Наталья Урюпина. — Несколько раз принимала роды на дому. Один из малышей появился на свет прямо в машине скорой. Эти мамы потом звонили, благодарили, некоторые тортики приносили. Но большинство пациентов даже в лицо не помнят врачей скорой, так как находятся без сознания.

Ковидный год позади

Весь 2020 год Наталья работала на вызовах, в том числе и в ковидных бригадах.

— Были очень тяжелые больные, люди просто задыхались. Нормальным считается уровень сатурации 97  100, а у меня была пациентка, у которой он упал до 34. Трудно было работать в ковидных комбинезонах и респираторах. Вызовов было так много, что на станцию заезжали только пополнить запас кислорода и лекарств. Кроме того, надо было успеть уложить медицинские сумки, заполнить бланки вызовов. По нормативу — на сборы четыре минуты и 15  20 минут на доезд. Поверьте, ни одна бригада не сидит просто так на подстанции, если есть вызов! Но бывает, что все бригады заняты или мешают дорожные пробки или еще какие-то ситуации, когда скорая не может сразу приехать. А когда приезжает, люди ругаются на врачей, оскорбляют, бывает, и драться кидаются. Очень обидно бывает, — с горечью говорит Урюпина.

К слову, наши граждане привыкли, что по любому поводу — поднялось давление, порезал палец, заболел живот или обострилось какое-то хроническое заболевание — нужно звонить в скорую и она обязана сразу же приехать. Причем чаще всего больные сами провоцируют эти обострения: самовольно бросают лечение, не пьют таблетки, прописанные врачом, не ходят на обследования. Но скорая — это не поликлиника на дому. Она должна приезжать только тогда, когда есть угроза жизни.

Скучаю по своей бригаде

Вот уже два месяца Наталья Александровна работает старшим врачом смены № 2. Первый профессиональный праздник она встречает на рабочем месте. В обязанности старшего врача смены входит корректировать работу выездных бригад. Их у нее в подчинении тридцать. На экране одного компьютера — список поступивших вызовов, на другом — таблица с данными, где какая бригада в данный момент находится. И еще четыре телефона, которые звонят почти непрерывно. По одному Наталья Александровна отвечает на вопросы пациентов, дает консультации и практические рекомендации, как поступить в том или ином случае, если нужна медицинская помощь. Другой — для связи с диспетчером и через него с пациентами. Третий — для консультаций выездных бригад по кардиограммам. По четвертому, личному, звонят не только домашние, но и все работники смены.

— Сами видите, праздновать некогда. Но если будет возможность, попьем с коллегами чайку с тортиком в перерыв, — говорит она. И еще нас всех обязательно в этот день поздравляет наш главный врач Александр Евгеньевич Игнатовский.

— К сожалению, свое здоровье я оставила в машине скорой, — вздохнула Наталья Александровна. — Когда за 12 часов смены всего 40 минут на перерыв, и все время находишься в нервном и физическом напряжении, это очень изматывает. Работа старшего смены — тоже напряженная и ответственная, но при этом сидишь на месте. А я привыкла к движению, к действию. Хочется самой во всем участвовать. И еще я очень скучаю по своей бригаде!

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных