Пт, 10 Июля, 2020
Липецк: +21° $ 70.88 80.41

Грамотность — рабочим

Роман Демин | 31.01.2020 00:46:00
Грамотность — рабочим

Фото kznam.ru

Исполнилось 125 лет со дня открытия в Ельце первой воскресной школы. Примечательно, что о ней писали и царский министр, и Ленин, и нарком здравоохранения, благодаря чему учебное заведение попало в историю страны.

Располагалась школа в засосенской части города на пересечении улиц Землянской (сейчас улица Мешкова) и Безымянной (улица Рабочая). Ее учредителем был инспектор Александровского Елецкого технического железнодорожного училища Андрей Иванович Яшнов. Распахнула она свои двери 15 января 1895 года. Такие школы выполняли в России культурно-просветительские функции и работали раз в неделю. Учителя трудились здесь безвозмездно, а основной задачей подобных учебных заведений было распространение грамотности среди простого народа, в основном рабочих.

Опасные идеи

Напомним, воскресные школы в России, как и большинство других просветительных учреждений, зародились в конце 50-х — начале 60-х гг. XIX века. В 1862 году, по официальной статистике, их было уже 274. Заботу о создании таких обучающих заведений для взрослых взяло на себя правительство. Начиная с 1871 года специальной инструкцией Министерства народного просвещения устройство воскресных и вечерних школ уже вменялось в прямую обязанность инспекторам народных училищ. С 1888 года в России началось широкое общественное движение по устройству воскресных школ. С этого времени и до 1899 года с помощью частной инициативы было открыто 147 школ.

Под видом просвещения преподаватели воскресных школ не гнушались нести своим слушателям революционные и социал-демократические идеи, которые в конце XIX века были весьма модными в среде городской интеллигенции. Об этом красноречиво свидетельствует письмо тогдашнего министра внутренних дел Ивана Николаевича Дурново, направленное им обер-прокурору Святейшего синода Константину Петровичу Победоносцеву с надписью: «Совершенно доверительно». В нем министр сетует, что «нередко самые школы находятся под негласным руководством целого кружка неблагонадежных лиц». А далее, с сожалением, пишет: «Порядок, допускающий возможность чтения лекций людьми посторонними, дает полный простор для проникновения в число лекторов лиц прямо революционной среды». Заканчивается письмо перечислением неблагонадежных учителей из двух действующих воскресных школ — Москвы и Ельца.

О чем думают министры

Письмо Дурново дало повод Ленину написать критическую статью под названием «О чем думают наши министры?» для газеты «Рабочее дело». В ней он упоминает елецкую школу. Цитируя Дурново, Ильич с сарказмом восклицает: «С особенным ужасом говорит г. министр, что школа в г. Ельце помещается за рекой Сосной, где живет преимущественно простой и мастеровой народ и где находится железнодорожная мастерская». Далее Владимир Ильич восклицает: «Рабочие! Вы видите, как смертельно боятся наши министры соединения знания с рабочим людом!».

Таким образом, небольшое учебное заведение в уездном городке (в первый год здесь учились всего 74 человека) стало камнем преткновения между министром внутренних дел правительства Российской империи и вождем мирового пролетариата.

Кружок учителей

Что же касается самой школы, то она благополучно просуществовала до 1903 года, а затем была закрыта. О ней в своих мемуарах упоминает и наш известный земляк (впоследствии первый нарком здравоохранения РСФСР) Николай Александрович Семашко, который был выслан из столицы в Елец в 1896 году за участие в революционном движении. Он писал: «Я быстро сорганизовал кружок учителей и учительниц (имеются в виду преподаватели елецкой воскресной школы. — Прим. автора), склонных к изучению марксизма. Они же отбирали тех рабочих и слушателей, которые интересовались общественно-политическими вопросами…».

Плоды просвещения

Благое начинание, прос­ветительский проект, как сказали бы сейчас, в результате вышел из-под контроля инициировавшего его государства.

«Рабочий конца девяностых годов, бывший учеником воскресной школы, был уже далеко не тот, которого мы видели в восьмидесятых годах и в начале 90-х. Он тоже шел учиться, тоже жаждал просвещения и знания, но этого ему было уже мало. Он уже вникал и вник в социальную структуру общества, он уже изведал силу своего значения как класса, он уже постиг формы борьбы с противниками своего класса, и это не могло не отразиться и на физиономии воскресных школ. Своим коллективом ученик оказывал давление на руководителей и преподавателей в смысле построения программы занятий, часто совместно с учащими решал, чему и как учить», — вспоминает Фаина Буслова, преподававшая в воскресной школе.

Так что, наверное, прав был министр Дурново, опасавшийся проникновения революционных идей в народную среду через воскресные школы. Идеи-то, к слову, были светлыми, благими и привлекательными, однако мы знаем, чем все это кончилось.

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных