Пт, 03 Апреля, 2020
Липецк: +2° $ 77.73 85.74

«Домик в деревне» меняет статус

Игорь Плахин, Игорь Сизов | 19.10.2019 05:40:07
«Домик в деревне» меняет статус

Счастливое детство — это когда на подворье бабушки с дедушкой есть еще какая-то живность. Фото Анатолия Евстропова

«Хорошо иметь домик в деревне», — утверждается в одной телевизионной рекламе. Особенно в видеоролике деревенский домик хорош, когда к нему прилагается полная сил, жизнерадостная бабушка, которая встанет на заре, коровку подоит, помидорчики-огурчики с огорода нарвет, яйца из-под несушки соберет для любимых внучат, приехавших из города погостить на выходные. А в последние годы утверждается, что условный «домик в деревне» — это еще и выгодно. По данным Росстата, уровень рентабельности в животноводстве составляет 15 процентов, а в растениеводстве — 24.

Парадоксы сельской экономики

Парадоксальная ситуация. Четверть века назад, когда сельхозпроизводство было чуть ли не самой убыточной отраслью советской экономики и отечественный АПК все называли «черной дырой», в каждом сельском подворье содержались и куры с утками, и дойные коровы с поросятами. Кроме того, каждая семья имела обширный огород, с которого сама кормилась, и на продажу прилично оставалось. У районов даже своя специализация была. Так, в Усманский район с южных и северных регионов страны приезжали фуры за картошкой, в селах Чаплыгинского различную зелень выращивали, Задонский славился парниковыми овощами, в первую очередь огурчиками. Те, кто сдавал мясо-фрукты-овощи оптом, лопатой деньги, может быть, и не гребли, но на обновки всей семье к Новому году хватало. А селяне, имевшие возможность регулярно ездить в Москву и торговать сельхозпродукцией со своих подворий на столичных рынках, вообще в шелках ходили.

Напомним, это было в те самые годы, когда рентабельность сельхозпроизводства была минусовой.

Зато сегодня, когда, согласно статистическим данным, она вышла в приличный плюс, владельцы личных подсобных хозяйств в большинстве своем перестали заниматься товарным сельхозпроизводством. По самым скромным оценкам специалистов областного сельхоз­управления, поголовье крупного рогатого скота в ЛПХ региона сократилось в два раза, свиней — на две трети, товарное птицеводство на подворьях и вовсе сошло на нет. Растениеводство тоже перестало быть выгодным для частников, и многие огороды на селе заросли.

Ничего «колхозного». Только рынок

Объясняется это очень просто. В советское время, когда главенствовал принцип «все колхозное — все мое», корма владельцам ЛПХ доставались практически даром. «Арендовалась» колхозная сельхозтехника для вспашки огородов и уборки с них урожая за спиртное, то есть стоило это дешевле солярки, которая сжигалась в ходе сельхозработ.

А с приходом новых экономических отношений ничего «колхозного» не осталось. Теперь только бизнес. За все приходится платить по рыночным ценам, которые растут с каждым годом. Стоимость одного только фуражного зерна за последние пять лет поднялась в два раза.

В условиях рынка владельцы обособленных ЛПХ, оставшиеся без кормовой и производственно-технической базы, не смогли конкурировать с крупными агрохолдингами.

— В Липецкой области в подсобных хозяйствах традиционно выращивали на продажу картофель. И в условиях продуктового дефицита это было выгодно. Но сейчас на этот рынок пришли агрохолдинги и цены упали. Осенью в период сбора урожая в крупных сетевых магазинах картофель реализовывался по 15 рублей за килограмм. Значит, его закупочная цена составляла около пяти рублей. Это практически на уровне рентабельности, — приводит пример начальник отдела по работе с малыми формами хозяйствования управления сельского хозяйства Липецкой области Галина Сысоева. — Зимой стоимость картофеля вырастет в два-три раза. Но до сезона максимальных цен урожай еще нужно сохранить. Средний размер ЛПХ 30—50 соток. С этого участка можно собрать 10 тонн картофеля. Только в подвал такой урожай не поместится. А на строительство специализированного овощехранилища у рядового владельца подсобного хозяйства денег нет.

Традиционным в Липецкой области было выращивание овощей в закрытом грунте. Но после пуска современных тепличных комплексов в Данковском, Усманском и Елецком районах тепличное овощеводство для липецких подворий перестало быть рентабельным.

Аналогичная ситуация складывается и в животноводстве. Конкурентную борьбу выигрывают крупные игроки с большими оборотами, финансовыми ресурсами и вооруженные современными технологиями. То есть в нашем регионе с развитым высокотехнологичным агропромышленным комплексом «домик в деревне» окончательно перестает быть бизнесом.

Для кого существуют субсидии

Четверть века назад, как мы уже говорили, практически на каждом сельском подворье что-то да выращивалось на продажу. Сейчас же, по данным статистики, только в 86 процентах из 187 тысяч ЛПХ Липецкой области производят сельхозпродукцию. При этом надо учитывать, что для статистики и пара грядок на приусадебном участке тоже будет сельхозпроизводством. А из этих 86 процентов реально только треть ЛПХ используется для получения дополнительного дохода, поделились в сельхоз­управлении.

Правда, есть статистика более оптимистическая. Так, по данным управления потребительского рынка и ценовой политики региона, на 1 сентября 2019 года в заготовительную деятельность вовлечено 130,5 тысячи личных подсобных хозяйств, или 85,9 процента от количества зарегистрированных. Заготовительный оборот за 8 месяцев 2019 года составил 3 822,7 миллиона рублей с темпом роста 141,8 процента к аналогичному периоду 2018 года. Цифры завораживают. Но, если разделить неполные 4 миллиарда на 130,5 тысячи хозяйств, получится, что на каждое пришлось около 30 тысяч. За 8 месяцев. Вот такой смешной бизнес.

— Впрочем, с точки зрения закона ведение личного подсобного хозяйства не является предпринимательской деятельностью и в качестве бизнес-модели никогда не рассматривалось, — поясняет Галина Сысоева. — Доходы от продажи продукции, выращенной на личном подворье, даже не облагаются налогом. Ведь по факту они не столь уж и велики. Зачастую бывает так: человек продаст бычка, получит 100 тысяч на руки, и ему кажется, что он много заработал. Но, если посчитать, сколько за 10 месяцев, что его выращивал, потрачено на корма, ГСМ, освещение и отопление, окажется, что прибыль копеечная. И это еще без учета собственных трудозатрат. Кстати, единственная прямая мера поддержки ЛПХ, которая была предусмотрена государством, — субсидирование процентной ставки по кредиту на развитие хозяйства. Однако она просуществовала только до 2016 года. Но если на базе ЛПХ создать крестьянско-фермерское хозяйство, фермер сможет претендовать на целый комплекс государственных программ субсидирования.

Время объединять усилия

Да, КФК — это уже другой уровень ответственности, как финансовой, так и гражданской, обязанность платить налоги и создавать рабочие места. Но и позиция государства в этом вопросе вполне логичная: мы готовы тебе помочь, но и от тебя ждем отдачи в виде рабочих мест и налогов. И помогать будем только тем, у кого есть шанс на успех. А успешный бизнес на селе сегодня у тех, кто имеет четкий бизнес-план, придерживается научно обоснованных методов организации труда, делает ставку на инновации. Иными словами, время дилетантов в сельском бизнесе прошло. Поэтому, чтобы государственные субсидии не канули в «черную дыру» колхозного агропрома, государство сделало ставку на профессионалов.

Как же тогда воспринимать звучащие с высоких трибун призывы повышать благосостояние селян за счет создания на селе малых форм хозяйствования, вовлечения ЛПХ в заготовительную деятельность и так далее?

— Так через успешный бизнес подсобные хозяйства, объединенные в крепкое КФХ, и поддерживаются, — поясняет Галина Сысоева. — Более того, на следующем уровне объединения — уже в кооперативе — ЛПХ получают дополнительную поддержку. Кооператив в данном случае выступает в качестве своеобразной управляющей компании агрохолдинга. Например, находит качественные семена, снижает их стоимость за счет оптовой покупки. А мы в рамках госпрограмм еще до 50 процентов стоимости семенного материала субсидируем. Из этих семян в подсобных хозяйствах вырастят продукцию, которую кооператив реализует гораздо выгоднее, чем это бы сделал фермер-одиночка. В итоге и выйдут ЛПХ на те самые 24 процента рентабельности отечественного АПК, о которых говорит статистика.

Истории успеха

Есть в регионе, конечно, и успешные, высокорентабельные подсобные хозяйства, дающие своим владельцам достойную прибыль. Но это скорее исключение из правил. А вот среди кооператоров историй успеха гораздо больше. Так, в селе Хмелинец есть кооператив «Задонские зори», специализирующийся на выращивании тыквы. По словам кооператора Владимира Белых, он с матерью и дядей в этом году посадил тыкву на объединенных паях общей площадью в полтора гектара. И уже прикинул будущую прибыль — около 300 тысяч рублей.

Прибыльным этот год будет и у Елены Белоконевой, для которой кооперация стала выходом из сложной ситуации. Хотела устроиться на Хмелинецкий сахзавод, но у нее маленькая дочка часто болеет. Работодателям такие кадры не нужны. Поэтому Елена вместе с мужем занялась растениеводством на сорока сотках, беря семена в кооперативе.

— Кабачки уже продали, теперь дело за тыквой. Собрали десять тонн. В целом надеемся заработать более двухсот тысяч рублей. Для нашей семьи это серьезное подспорье. Тем более что ухаживать за своим участком можно в любое удобное время. Да и много усилий не требуется, только три прополки и закладка на хранение. Без кооператива было бы намного сложнее вырастить и продать урожай, — рассказала Елена.

Успешно развивается и задонский животноводческий кооператив «Славянское по­дворье», не раз получавший льготные кредиты под пять процентов годовых из федерального и областного бюджетов. В прошлом году на развитие животноводства ему дали девять миллионов рублей, в этом — уже двенадцать миллионов. Деньги идут на закупку поголовья, кормов и ветеринарных принадлежностей. Желающим трудиться в личном подсобном хозяйстве кооператив дает бычков на откорм и обеспечивает кормами. А затем берет на себя реализацию выращенных животных.

Прибыль кооператоров зависит от того, сколько быков взято на выращивание. Берут обычно от пяти до пятидесяти голов. Средний доход при этом в перерасчете на каждый месяц составляет от тридцати до шестидесяти тысяч рублей.

* * *

Так что сделать «домик в деревне» рентабельным вполне реально. Только остаться единоличником при этом уже вряд ли получится.

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных