Сб, 23 Января, 2021
Липецк: -2° $ 73.37 88.97

Детская боязнь новизны в коммунизме

Николай Зотов | 09.06.2020 05:31:22
Детская боязнь новизны в коммунизме

При всем видимом многообразии политический спектр любой страны состоит из двух базовых повесток — правой и левой. В некоторых случаях, как, например, в России, на пересечении этой идеологии формируется мощный центр («Единая Россия»), вбирающий в себя отдельные идеологические элементы с обоих флангов и цементирующий их на общем консервативном фундаменте.

И почти везде за периметром легального поля существуют радикалы (они же несистемная оппозиция), намеревающиеся резко развернуть государственный курс в одну из сторон. Такой механизм (поданный, конечно, в упрощенном схематичном виде) обеспечивает нормальный баланс сил в политических системах почти всех демократических стран. Партии обеспечивают свободную циркуляцию популярных в обществе идей, а граждане выставляют им оценки на выборах. Но даже в такой, казалось бы, идеальной системе, всегда возможны сбои.

Возникают они преимущественно из-за того, что партии, считающие себя флагманами левой или правой идеологии, слишком долго не меняют заезженные пластинки и из года в год предъявляют обществу одни и те же лица.

Мировые тренды

В западных политических системах эту проблему рассмотрели уже давно и нашли решение. Появление на политической сцене США и Великобритании таких ярких и неотформатированных фигур, как Дональд Трамп и Борис Джонсон, явилось закономерным ответом на усталость сторонников республиканской и консервативной партий (а также так называемого колеблющегося электората) от воспроизводившихся цикл за циклом идеологических догм и практически не отличимых друг от друга унылых политиков. Результат, как нетрудно убедиться, превзошел все возможные ожидания.

Еще более показателен пример Германии, Испании и Италии, где общественный запрос на новизну был удовлетворен не только за счет смены первых лиц на уровне уже существующих политических партий. На политическое поле этих стран ворвались и навели серьезный шорох новые силы — «Альтернатива для Германии», «Подемос» и «Движение пяти звезд». Их успехи на выборах продемонстрировали что бывает, когда «могикане» левого или правого флангов начинают бронзоветь и отдаляться от реальных настроений общества за стенами замшелых идеологических «мавзолеев».

Российская действительность

Не миновала сия чаша и встроившуюся в начале 90-х в мировые политические процессы Россию. Занять левый фланг с февраля 1993 года пытается КПРФ. Однако укорениться на ниве защиты интересов рабочего класса в единственном числе у партии не получилось. Почти сразу у многих людей, искренне сочувствующих идеям марксизма-ленинизма, возникли опасения, что бывший номенклатурщик ЦК КПСС (саморазложившейся на «плесень и на липовый мед» партии, попустившей распаду СССР) Геннадий Зюганов — не лучшее, что может случиться с русским коммунизмом в конце ХХ века. Еще тогда в левой печати можно было прочитать опасения, что создать такой политик сможет разве что «позднюю КПСС. 2.0».

Неудивительно, что уже на выборах в Госдуму в 1995 году левая повестка была представлена не только КПРФ, но и, например, «Аграрной партией» Михаила Лапшина и блоком «Коммунисты — Трудовая Россия — За Советский Союз» во главе с Виктором Тюлькиным и харизматичнейшим оратором Виктором Анпиловым.

На выборах в Госдуму 2003 года значительная часть левого электората поддержала блок «Родина». Вошедшие в его состав принципиальный советский генерал Валентин Варенников и экономист Сергей Глазьев показались многим более достойными выразителями левой повестки, чем «зюгановское политбюро».

Почти ничего не изменилось и к 2020 году. Идеологического, имиджевого и человеческого ресурса КПРФ по-прежнему не хватает, чтобы стать уверенным лидером левого политического фланга. Все больший вес на нем приобретает, например, партия «Коммунисты России», над которой в КПРФ долгое время принято было великодушно посмеиваться и называть провластным спойлером. Между тем, молодая партия, зарегистрированная в 2012 году, уже имеет за плечами успешные избирательные кампании в субъектах РФ. Пятипроцентный барьер «Коммунисты России» преодолели на выборах в региональные парламенты Хакасии, Ненецкого автономного округа, а также Ульяновской, Ростовской и Ярославской областей. Депутаты от «КР» представлены на муниципальном уровне, в том числе и в Липецком горсовете.

Взгляд слева

Чем же объяснить рост популярности новой коммунистической партии? Можно, конечно, опуститься до примитивного дискурса и затянуть песню про «бабушек», наобум голосующих за милых сердцу «коммунистов», не особо отличая товарища Максима Сурайкина от Геннадия Зюганова. Но это будет версия в том же духе, что и попытка объяснить развал СССР только происками ЦРУ, группы диссидентов и ленинградского рок-клуба без глубокого анализа эрозии, поразившей к середине 80-х годов само основание КПСС.

Секрет успеха «Коммунистов России» можно отыскать в идеологической платформе партии, которая не только не хочет, чтобы ее путали с КПРФ (как пытаются уверять граждан сторонники спойлерской теории), но и посвятила на своем сайте целый раздел межпартийным различиям. Например, КПРФ там называется зюгановской и меньшевистской партией, а «КР» — ленинской и большевистской. Не менее интересны и другие линии водораздела. По сути получается противопоставление двух разных коммунистических миров — идеалов ленинской революционной романтики 20-х и первых сталинских пятилеток, и застоя конца 70-х — начала 80-х. Какой из этих образов коммунизма может быть ближе хотя бы людям в возрасте под 40 лет, не говоря уже о молодежи? Так что дело тут может быть вовсе не в неразборчивости «бабушек».

«Коммунисты России», впрочем, не единственные представители новой левой волны. На том же поле сейчас действуют и «Коммунистическая партия Социальной справедливости» (КПСС), и движение «За новый социализм», и много других движений, объединений и блоков левой ориентации, состоящих из молодых последователей Маркса, Ленина, Сталина, Троцкого и Че Гевары, для которых КПРФ — никакой не флагман современного марксизма, а нечто конформистское, скучное и почти буржуазное. В той или иной форме левую идеологию выражают и «Справедливая Россия» и «Российская партия пенсионеров за социальную справедливость».

Официальная КПРФ пока относится к другим левым партиям и прочим политическим объединением свысока. Ее представители нередко называют их «спойлерами партии власти». Но такая позиция по созвучию с названием известной ленинской работы напоминает «детскую боязнь новизны в коммунизме». Проблема в том, что такой метод в политике не работает. Даже Ленин в свое время не сразу смог объединить вокруг себя марксистские силы России. А некоторые не смог вообще, несмотря на свое умение убеждать и способность видоизменять политику сообразно с требованиями текущего момента. Что говорить о современной реинкарнации коммунистов, которые тем более не могут претендовать на роль единоличных выразителей левой повестки.

Идеи социальной справедливости и защиты человека труда в России всегда были слишком важны и популярны. Люди вполне способны разобраться, кого они считают их самыми достойными выразителями. И не стоит удивляться тому, что одинаковой риторике и одним и тем же лицам от КПРФ они могут предпочесть что-то помоложе и посвежее.

Ну а о том, что происходит на правом политическом фланге, поговорим на следующей неделе.

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных