Пт, 14 Августа, 2020
Липецк: +18° $ 73.15 85.92

Бессмертная вахта

Анастасия Карташова | 20.05.2020 08:53:31
Бессмертная вахта

На торжественном построении командир клуба Владимир Татарников вручил поисковикам медали в честь 55-летия клуба.

В этот юбилейный для областного экспедиционного клуба «Неунываки» год поисковики открыли традиционную Вахту памяти на Тербунском рубеже. За неделю c небольшим они нашли тела восьмерых бойцов, которые будут захоронены с почестями 22 июня на мемориальном кладбище в Озёрках.

Какая бы ни была погода — заморозки или проливные дожди — «Неунываки» каждую весну едут на места ожесточенных боев Великой Отечественной войны. Они просто не могут иначе. Это как «болезнь», которой если заболел в юношеские годы, то уже навсегда. Делом всей жизни стало поисковое движение для супругов Нины и Владимира Татарниковых, которые брали в походы сначала своих детей, а потом и внуков. Среди липецких поисковиков есть целые семейные династии.

— К нам в клуб приходят люди, которые воспринимают события Великой Отечественной войны как глубоко личную трагедию, — говорит комиссар «Неунывак» Нина Татарникова. — Долгие годы родственники погибших красноармейцев живут надеждой, что удастся отыскать хотя бы могилу близкого человека. И эта боль утраты с годами не затихает. Поэтому слова о том, что война не закончится, пока не будет захоронен последний солдат, для наших поисковиков — призыв к действию. Мы в долгу у тех, кто отдал свою жизнь за мир, а сейчас лежит в болотах или на вспаханных полях.

Цель всей жизни

Житель Тербунского района Геннадий Болгов в поисковом отряде «Неунываки» состоит уже шестой год. Этой весной на Вахту памяти он приехал вместе со своим сыном Александром. 18-летний парень интересуется историй, умеет обращаться с металлоискателем и помогает отцу в раскопках. В этом году он собирается поступать в институт истории, права и общественных наук Липецкого педагогического университета.

— У нас в роду более 40 человек воевало в Великую Отечественную войну, — говорит Геннадий. — В детстве мальчишкой я собирал патроны, гильзы, а потом познакомился с Татарниковыми и вступил в ряды «Неунывак». По профессии я бухгалтер, но занимаюсь отделкой зданий. Семь лет назад взялся восстанавливать храм во имя святителя Тихона Задонского в селе Хутор-Березовка. Этому делу, а также поиску погибших бойцов хочу посвятить свою жизнь.

В раскопках участвует и друг Геннадия — Александр Зуев. На его памяти немало неожиданных находок. Бывает, по звуку металлоискателя попадается кусок жестянки, интуитивно копаешь глубже и находишь личные вещи бойца, а там и останки человека. Бывают и очень проникновенные моменты. К примеру, как-то раз во время торжественного перезахоронения найденных бойцов над головами собравшихся пролетела стая журавлей. Будто солдаты, как поется в песне, с кровавых не пришедшие полей, на самом деле превратились в прекрасных птиц. А однажды поисковики нашли прикованного цепью к столбу немца. Остается только гадать, почему его оставили при отступлении соотечественники с небольшим запасом патронов. Но факт остается фактом — не все немцы хотели воевать и идти в атаку.

— Все поле перекопать невозможно, поэтому начинаем с разведки, — говорит Нина Татарникова. — Изучаем архив Министерства обороны в Подольске, военные карты. Особое внимание уделяем 491-му минометному полку, который был сформирован в Липецке в декабре 1942 года. Его солдаты приняли присягу на площади Ленина и пешим маршем отправились на Тербунский рубеж.

Благодаря большой работе в архиве Министерства обороны в Подольске, у поисковиков есть карты фотосъемки, сделанные с самолета в 1942 году. Там видно, где рылись окопы или стояли заграждения. По ним «Неунываки» пытаются сузить возможные места поисков.

На месте ожесточенных боев

Так, к примеру, не первый год «Неунываки» копают на одном из полей, которое находится между селами Вторые Тербуны и Озёрки. Этой весной они продолжили раскопки в квадрате, где ранее уже «поднимали» (так говорят поисковики) солдат. Агрономы согласились повременить с севом и отложили сельскохозяйственные работы на девять дней. За это время «Неунываки» успели поднять восьмерых погибших бойцов.

— Останки одного человека мы нашли в первый же день по каске, на которую сработал металлоискатель, — рассказал командир тербунского отряда Геннадий Болгов. — Затем мы прошли поле с металлоискателями и металлическими щупами и обнаружили блиндаж, в котором рядом лежали шестеро солдатиков. У всех пулевые ранения, у некоторых раздроблены черепа, берцовые кости. Страшно представить, какая мясорубка была на месте боя.

Тела находились примерно на двухметровой глубине, а поверх них лежали куски колючей проволоки, остатки бревен. Можно предположить, что кого-то засыпало землей от взрывов во время боя. Но скорей всего, местные жители стащили тела красноармейцев в блиндаж и наспех засыпали их всем тем, что находилось под рукой. Самые страшные бои на Тербунском рубеже шли с декабря 1942 года по январь 1943-го, поэтому копать могилы в промерзшей земле у голодных и изнуренных войной мирных жителей просто не было сил.

В списке 40 фамилий

А еще поисковики нашли фрагменты противогазов, ремешки от часов, полуистлевшие куски шинелей и валенок, гильзы от патронов, саперную лопату, кружку, стеклорез, курительную трубку. Уникальная находка — дверца от железной печки-буржуйки, которая грела бойцов в землянках. На ней отчетливо видна пятиконечная звезда и надпись «Елец». Подобных вещей за 55 лет поисков «Неунываки» еще не находили.

Отчет по каждому бойцу уходит в Министерство обороны. Личности солдат в этот раз установить не удалось. Зато в прошлом году «Неунывакам» на этом поле повезло больше, они нашли пять медальонов. Два прочитали, а три оказались пустыми. По медальонам восстановили имена солдат и далее по архивным документам смогли узнать, кто погиб в это же время из их сослуживцев. Так у поисковиков появился список из сорока фамилий бойцов, которые покоятся на хорошо известном им поле.

— Они все погибли 27 января 1943 года во время контрнаступления Красной Армии, — рассказал Геннадий Болгов. — Судя по фамилиям, это были люди разных национальностей: русские, узбеки, башкиры. Много совсем молодых бойцов, даже 1924 года рождения. Очень жалко их, совсем молодые ребята, им бы жить и жить. Этой осенью, после уборки урожая мы продолжим здесь поиски.


 Александр Болгов каждое лето проводит с «Неунываками». Фото Ольги Беляковой

Александр Болгов каждое лето проводит с «Неунываками». Фото Ольги Беляковой

 Александр Болгов каждое лето проводит с «Неунываками». Фото Ольги Беляковой
Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных