Чт, 27 Февраля, 2020
Липецк: $ 63.45 68.77

Директор «Ералаша» Борис Грачевский: «Буду снимать грустную историю любви»

Сергей Малюков | 09.12.2010

Cоздатель детского юмористического киножурнала «Ералаш» Борис Грачевский, похоже, нашел свой рецепт вечной молодости. Всю жизнь накоротке общаясь с детьми, невозможно стареть, по крайней мере, душой. На недавно состоявшемся в области фестивале российских фильмов «Липецкий выбор» Грачевский был одной из самых популярных персон у детворы. Не обошли своим вниманием Грачевского и липецкие журналисты. На пресс-конференции и в кулуарах он охотно отвечал на самые разные вопросы, в том числе и журналиста «Липецкой газеты».

— Борис Юрьевич, что происходит сегодня с «Ералашем»? Его не так часто стали показывать на телеканалах.

— С «Ералашем» все в порядке. Журнал жив-здоров. Снимаются новые сюжеты. В Новый год будет большая премьера на Первом канале. Кроме того, новые выпуски «Ералаша» будут выходить еще по выходным на канале СТС. Я привез несколько свежих сюжетов на фестиваль посмотреть, как будут реагировать на них дети. Среди них, например, современная история про кепку-невидимку. Это раньше было все бесплатно, а теперь «тариф невидимый» работает только за деньги и на чуть-чуть. Пусть ребята привыкают к реальности. У нас есть два детских лагеря «Ералаш» в Анапе и Турции. В них можно ощутить атмосферу съемок, пообщаться с создателями роликов и юными актерами и даже сняться в кино самим. Издается еще и печатный журнал.

— Существует ли какая-то формула создания смешного сюжета? Можно ли заранее просчитать, понравится он детям или нет?

— Главное мое правило — разговаривать с детьми на понятном им языке. В «Ералаше» невозможно услышать, скажем, от девочки: «Сережа, вы прекрасный собеседник!». Что за бред, кто из подростков так разговаривает друг с другом? Тут сразу чувствуется фальшь. Они говорят: «Ты прикольный пацан!». Такие, казалось бы, мелочи очень важны. Внутри я до сих пор ощущаю себя двенадцатилетним. Поэтому я в курсе, что поет Леди Гага, эта американская Жанна Агузарова для богатых. Дед Мороз у меня читает рэп под елочкой, взрослые в шоке, а ребятам нравится. Мне не нужно делать усилие над собой, вставая на место своих зрителей. А детям всегда импонирует, когда с ними говорят на одном языке. При всем многообразии юмористических проектов на ТВ никто не работает в этом жанре. Попытки сделать какие-то аналоги получаются неубедительными. А мы шутим с 1975 года…

— Есть ли в «Ералаше» табу, запретные темы для шуток?

— У всех, кто снимает для детей, должна быть в первую очередь жесткая самоцензура и чувство меры. Их надо удивлять прежде всего добрым отношением к жизни, а не жестокостью и пошлостью. Есть же вечные темы: любовь, жадность, зависть… Конечно, в «Ералаше» нет места шуткам, затрагивающим какие-то национальные или религиозные вопросы, где требуется максимальный такт. Раньше мы снимали сюжеты на политические темы, так, в конце восьмидесятых шутили над культом личности. Мальчик изобрёл машину времени и случайно вызвал Сталина. Школьники, естественно, тут же «Спасибо товарищу Сталину за наше счастливое детство!». Сталин вынул трубку изо рта и говорит: «Правильно, ребята». Когда потом Сталин исчез, друзья говорят изобретателю — ты бы, дурак, ещё Берию вызвал. Сейчас такого нет, пусть о политике дети узнают без нас.

— Часто вас просят влиятельные люди снять в «Ералаше» своих детей?

— Конечно, часто подходят. Предлагают денег, сколько хочешь. Не берём. Мне нужны талантливые дети. 

— А гонорар у юных артистов большой?  

— Хороший. Конкретно его назвать не могу — коммерческая тайна. Но «звездную болезнь», зазнайство я пресекаю на корню. С такими расстаемся без сожалений.

— По сути, «Ералаш» был первой «Фабрикой звезд»…

— Да, а я первым российским продюсером.

— Встречи с липецкими детьми вдохновили на какие-то новые сюжеты?

— Нет, так быстро это не происходит. Хотя встречи очень понравились. Дети были неплохо подготовленные по «Ералашу». Приятно, что пришло много взрослых ребят, лет по четырнадцать-пятнадцать.  Хороший разговор получился интересный.

— Последний раз в Липецке вы были восемь лет назад. Какое впечатление произвел на этот раз город?

— Он сильно изменился, посвежел. Главное — люди здесь хорошие. Чем дальше отъезжаешь от Москвы, тем становится теплее.

— На «Липецкий выбор» вы привезли свой первый опыт в полнометражном художественном кино — картину «Крыша». Вам стало тесно в рамках юмористического журнала?

— Захотелось снять историю в духе нашего старого кино. Я называю его «Анти-Аватаром», у меня объемные лишь сердца и души героев. Это человеческое кино про людей. В принципе, я считал, что это кино взрослое. Но Министерство образования сказало, что его надо показывать старшеклассникам, потому что оно против подросткового суицида, зовёт к жизни. Это честное кино, объективное – я не жалею никого и ничего. Я сам плакал вместе с детьми. Героиням по двенадцать лет, там очень много жестких сцен на грани. Кино начинается вроде бы весело, а потом превращается в ужас от того, что происходит в нашей жизни. В класс приходит красивый мальчик, и ближайшие подруги из обычных, внешне нормальных семей грызутся из-за него. Фильм, по большому счету, о том, как не хватает детям внимания взрослых. Мы заняты карьерой, личной жизнью и не замечаем, что рядом у наших детей тоже жизнь, с не менее серьезными проблемами. В картине отрицательная героиня, директор школы (ее играет Мария Шукшина) говорит очень важные слова: «Знаете ли вы, с кем ваш ребенок сидит за одной партой?». Хотелось, чтобы все мы хоть иногда задумывались над этими простыми вещами.

— Критика «Крышу» приняла довольно прохладно. Фильм прошел почти незамеченным и публикой, хотя его и показали в удобное время на Первом канале. Не разочаровались ли вы после этого в большом кино?

— Нет, почему? Я заканчиваю новый сценарий. Это будет совершенно другая история, ни одного ребёнка в кадре, потому что мне периодически говорят, что «Ералаш» стал несмешным. Я буду снимать грустную историю о поздней, может, даже последней любви композитора. Красивая история с очень грустным финалом. Продюсер стоит перед вами, а вот денег на фильм пока не нашёл.  

— А что вы думаете о сегодняшней ситуации с детским кино?

— Она просто трагическая. Детское кино сегодня, по сути, никому не нужно. Юная зрительская аудитория становится умнее с каждым годом. Благодаря мощному информационному потоку стираются различия между столицей и провинцией, растут культурные запросы. А прокатчиков интересуют лишь блокбастеры наподобие «Алисы в стране чудес» и «Гарри Поттера» и полнометражная анимация. Наши дети растут на голливудских ценностях. Российское кино занимает в репертуаре кинотеатров не больше двадцати процентов. Если ситуацию не изменить, то мы получим потерянное поколение.

— Некоторые продюсеры уверены, что вернуть утраченный интерес подростковой и молодежной аудитории к отечественному кино можно с помощью эпатажных проектов, таких, как сериал «Школа» на Первом. Вы согласны с этим?

— «Школа» мне очень не понравилась. Этим приёмам уже очень много лет, а в одну реку нельзя входить дважды. Эпатаж и ажиотаж, а что дальше?   

— В вашей фильмографии, размещенной на официальном сайте «Ералаша», указаны документальные фильме о Лужкове и Примакове. Отставка московского мэра как-то отразилась на ваших делах?

— Да нет, меня уже давно «отжали» от всяких пиаровсих дел. Когда существовала лужковская партия, я много чего сделал там по политической части. Снял много смешных, ироничных роликов для выборов. Например, про Робинзона Крузо с Пятницей, засовывающего в бутылку свой голос и отправляющего ее в Москву. Про щуку, исполняющую желания, которая говорит: «А я тебе зачем? Ступай на выборы». Я много чего сделал в политической рекламе.   Но сейчас там заправляют другие ребята.

— Часто бывает, что профессиональные шутники и юмористы в реальной жизни довольно грустные люди. Это правило имеет отношение к вам?

— Пожалуй, да. Никто не знает, что я на самом деле человек грустный. Я пишу очень грустные стихи, рассказы, но при этом сочиняю очень смешные фразы. Вот, например, фраза очень важная: «Главное – не сколько тебе, главное – как тебе». Или: «Мужчина должен быть гладко выбрит, чтобы радость нового дня не оцарапалась об его щетину». А вот еще: «Хорошие в жизни были только анализы», хотя это, наверное, тоже звучит грустно… 

Фото Николая Черкасова

Фото Николая Черкасова

Фото Николая Черкасова
Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных