Пт, 15 Ноября, 2019
Липецк: +3° $ 63.85 70.42

Кудесник на «Поле чудес»

Роман Ромашин, фото автора | 19.09.2019 05:53:31
Кудесник на «Поле чудес»

«Динь, динь, динь», — напевает молот. Под его ударами на наших глазах из куска металла рождается изумительная по изяществу виноградная гроздь с ягодами и лепестками. Кузнец из Лебедяни Егор Куровский явно вдохновлен своей работой. Улыбка не сходит с его сосредоточенного лица, по которому течет ручьями пот.

Кому жар не помеха

— Знаете, какова лучшая температура для процесса ковки? 1200 градусов, — говорит Егор. — Представляете, сколько? Это даже больше, чем у текущей по склонам вулкана лавы.

Поэтому кузнецу надо быть предельно внимательным. Стоит ему сделать одно неверное движение, серьезный ожог гарантирован. Но даже соблюдая все меры предосторожности, кожа все равно обгорает. А выйдешь из кузницы летом на улицу, будто на морозе оказался.Сказывается разница температур.

Уединившись в приспособленном под кузницу сарае напротив своего дома, Куровский ежедневно трудится по два-три часа. Здесь лежит горкой инструмент, заготовки. Но «сердце» кузницы все-таки газовый горн, имеющий очевидные преимущества по сравнению с обычным. Чтобы его разогреть, хватает нескольких минут.

Без глазомера, терпения и кропотливого ручного труда кузнецу не обойтись. Из освещения — одна тусклая лампочка. Интересуемся, трудно ли так работать?

— Окон в старинных кузнях вообще не было, ведь при ковке нужно четко выдерживать температуру. Ее определяли на глаз — по цвету металла. А в темноте это намного проще сделать.

Меч легендарного Робина Гуда

Еще до нашего знакомства кузнец Егор Куровский казался нам эдаким достойным кисти художника Васнецова русским богатырем, играючи орудующим молотом. Ожидания целиком оправдались: парень статью гвардеец, косая сажень в плечах, натруженные мускулистые руки и приветливая улыбка.

Уволившись из армии, уроженец поселка Сосново Приозерского района Ленинградской области помыкался без работы и отважился тогда к соседу по трехэтажке — молотобойцу со стажем Юрию Николаевичу Ильину — от нечего делать наведаться. Он мастер от Бога! Ильиновскими мечами рыцари в знаменитом советском кинофильме про Робина Гуда сражались.

Новобранцу мастер кувалду сразу вручил. Нагружал так, что тот после работы от усталости буквально с ног валился.

— В начале еле терпел, — вспоминает Егор. — Затем потихоньку втянулся в дело, уже не смотрел на часы. Так прошло мое «боевое крещение».

Затем наладилась и семейная жизнь. Кузнец встретил свою ненаглядную Наталью, которой подарил самолично выкованный подсвечник в форме изящной дамской туфельки.

Женившись, уехал на родину супруги в Лебедянь. У четы растут дочки-двойняшки Анастасия и Василиса. Наталья устроилась в местную газовую службы, ну а глава семьи — на завод «ЛеМаЗ» слесарем механосборочных работ.

— Одним хобби семью не прокормишь, да и удостоверение кузнеца, выдаваемое на предприятии, тоже значимо. Тамошняя ковка от ручной здорово отличается, молот весом в одну тонну падает автоматически, только успевай болванки подкладывать, — делится собеседник.

Наряды для «Принцессы Анастасии»

Ему тридцать шесть, но послужной список впечатляет. Куровскому довелось отделывать отели сочинской Ясной Поляны, балконы исторического особняка города Пушкина, где учились когда-то лицеисты, и даже корму стилизованного под начало ХVIII столетия восьмипалубного (!) парома «Принцесса Анастасия», курсирующего по Балтике между Ригой и Санкт-Петербургом.

Эталоном же кузнечного дела Куровский считает ограду Летнего сада «Северной Пальмиры», которую, по легенде, двести молотобойцев ковали, но любая из тысяч ее деталей все равно смотрится так, будто сделана одним человеком.

— У предков все на хомутах, заклепках держалось. Это невероятно. Нам до них далеко, поскольку современники часто сварку используют, — говорит, выбивая молотом искры из раскаленного прута, Егор.

Ныне у него широкий круг заказчиков: от хозяев коттеджей до мэрии, глава которой Алексей Хрипченко знает в красоте толк и часто предлагает для украшения улиц Лебедяни разные композиции.

Имеются среди них и оригинальные вещи. Ящерица, притулившаяся на камне у отделения районного Пенсионного фонда, или, например, мяч с Забивакой, установленный над входом на стадион поселка машиностроителей аккурат в год проведения в России футбольного чемпионата мира.

Достаточно изящно смотрятся лиса Алиса и кот Базилио, которым впору позавидовать Буратино. Аферистам не видать желанного золотого ключика, как своих ушей, ведь его обладатель шагает слишком высоко, по табличке «Поле чудес» в одноименном микрорайоне Лебедяни. Этот не лишенный юмора въездной знак — тоже дело рук Егора Куровского. Как и винтовые лестницы, изгороди, указатели с названиями достопримечательностей царской эпохи. Словом, «ассортимент» разнообразный.

К тому же на вкус и цвет товарища нет. Одни приходят к мастеру уже с готовыми эскизами, у вторых самое отдаленное представление о будущем изделии. Но лучше всего, считает Егор, когда заказчики все на откуп исполнителю отдают.

— Вот тогда можно выдумку проявить. Полет фантазии бесконечен. Любую свою работу я всегда критически оцениваю. Ее лишь в сторону стоит отложить — вижу изъяны.

Ученики, ау!

Впрочем, не стоит из-за этого излишне огорчаться, уверен мастер, — специфика творчества такова. Обидно другое, у Куровского совсем нет учеников, конкуренция с полюбившимися многим гаджетами складывается явно не в пользу искусства.

— Увлекаются люди, но быстро остывают. От силы пару недель выдерживают. Затем пропадают. Встретил как-то таких ребят. Спрашиваю, когда их ждать снова? Они смущенно улыбнулись. Хлопот в моем ремесле много, а сил и терпения хватает не каждому. Поэтому работаю пока один.

О своем увлечении Егор может говорить часами, рассказывая любопытные исторические факты.

— У слов «ковать» и «коварство» — одинаковый корень, — рассказывает он. — Дело кузнеца считалось не просто сложным, а таинственным. Под коварством подра­зумевался мистический навык, который позже приобрел особый оттенок. Так родилось расхожее выражение «ковать свою судьбу». Не каждому это дается.

Военную службу кузнецы проходили в лагерях и занимаясь ремонтом доспехов и осадной техники. Если отряд попадал в плен, молотобойцам зачастую сохраняли жизнь. Столь ценные кадры, уверяет Куровский, в любой средневековой армии были нарасхват.

Кроме больших стационарных кузнечных печей тогда использовались переносные аналоги. Их разбирали, грузили в телеги и увозили на новое место. В Европе существовали целые группы бродячих кузнецов.

Сапожник без сапог

Пришло время фотографироваться, да вот незадача — творений кузнеца дома, как говорится, днем с огнем не найти.

— Сапожник без сапог! — смеется хозяин. — Раньше фотоаппарат много раз брал с собой, но заказчики не давали мне его использовать. Почему? Боялись, наверное, что у кого-нибудь появятся точно такие изделия. Делать снимки тайком мне профессиональная этика не позволяет.

Увиденное нами на улицах райцентра и интернет-странички наглядно подтверждают: что мастерство и полет фантазии лебедянца действительно безграничны.

Талантливые люди, как известно, талантливы во всем. Заодно с приятелями Егор Куровский обустраивает первый в области, а может, и в стране, речной серфинг. Энтузиасты смонтировали на перекате Дона в районе Покрово-Казацкой слободы лоток, балансирование по которому сродни покорению океанской волны. Своей остротой впечатления не уступят посещению нестерпимо жаркой для дилетантов кузницы.

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных