Вт, 10 Декабря, 2019
Липецк: $ 64.08 70.55

Эффект «Изумрудного города»

Иван Двуреченский | 09.10.2019 04:40:09
Эффект «Изумрудного города»

"Зеленые островки" в больших городах всегда привлекали людей, хотелось бы, чтобы их было больше, и мы в состоянии сделать это. Фото с сайта pixabay.com

Поколения детей выросли на книжке Александра Волкова «Волшебник Изумрудного города». Если задуматься, в приключениях девочки Элли в Волшебной стране заложен философский смысл. Не нужно возводить города из изумрудов. Достаточно убедить жителей носить зеленые очки, и они сами уверуют, что все вокруг построено из драгоценного камня. Сказка — ложь, но в ней намек…

В глянцевых изданиях о Липецкой области полно фотографий сосновых боров, дубрав и березовых рощ. Сам Липецк журналисты частенько называют «зеленым городом» и даже «жемчужиной Черноземья», ссылаясь на данные статистики о том, что в нашем небольшом регионе зеленые насаждения занимают 224 тысячи гектаров. А в областном центре только лесов без малого пять с половиной тысяч га, не считая 100 тысяч деревьев в парках и скверах. И цифры эти правдивы. Как тут не почувствовать себя живущим в раю, если бы не прочитанная в детстве сказка об «Изумрудном городе».

В два раза меньше нормы

Оказывается, существуют нормативы для зеленых насаждений, говорящие об экологическом благополучии среды обитания. По информации областного управления лесного хозяйства, таковыми считаются регионы с лесистостью от 15 процентов общей территории. В Липецкой области этот показатель составляет лишь 8,5 процента. То есть почти в два раза меньше нормы. Из расчета на каждого жителя приходится всего 0,2 гектара лесов. В Липецке статистика куда более печальная — 0,01 га на одного горожанина.

Аналогичная ситуация и у наших соседей, кроме Рязанской области, где леса занимают 24 процента территории. Лесистость Тамбовской области  — 10,5 процента, Белгородской — 8,6, Курской — 8,2, Воронежской — 8,1, Орловской — 8 процентов. Для сравнения, в городской черте Москвы лесные массивы занимают около 12 процентов территории мегаполиса.

Один из доводов удовлетворительного положения дел заключается в том, что в нашем регионе проводится большая работа по расширению лесопосадок. Если шесть лет назад лесистость Липецкой области была всего 7 процентов, то сегодня уже 8,5. И это при том, что все 10 лесхозов в это время только и занимались, что раскорчевкой 6,2 тысячи гектаров горельников. И посадкой на них деревьев, уничтоженных пожарами 2010-го. Есть и другой довод: в липецких питомниках ежегодно выращивают 24 миллиона саженцев. Это дает возможность расширять лесные массивы на 6 тысяч гектаров каждый год. Третий довод касается денежных вливаний в развитие лесного хозяйства. Только в 2019-м Липецкой области из федерального бюджета выделено 206,5 миллиона рублей, в то время как Курской лишь 99,6 миллиона, Белгородской — 121,2, Тамбовской — 157,8, Воронежской — 187,4 миллиона рублей.

Чернозем дороже леса

Складывается впечатление, что при высоких темпах работы, избытке саженцев и прекрасном финансировании близок день, когда Липецкая область станет соответствовать стандарту экологического благополучия. Но это далеко от истины.

В доказательство опять сухие цифры статистики. Каждый год, с 2012-го по 2015-й, в регионе леса расширялись на 3,5 тысячи гектаров. В одном только Измалковском районе появлялось по 400 га лесопосадок. Теперь те же самые 400 новых лесных гектаров — это годовой план для всей области. А дальше будет меньше. Почему? Да потому, что сажать деревья больше негде.

Большинство свободных земель распахано. И это легко объяснимо — под ногами у нас чернозем. Выращивание пшеницы, свеклы или рапса приносит прибыль, с которой платятся налоги в бюджет. А чем больше денег в казне, тем лучше развивается регион, а население имеет более надежную соцзащиту. И каждый липчанин предпочтет материальное благополучие экологическому. Даже голосование проводить не нужно.

Мы не пашем, не сеем, но строим

Почти половина населения региона проживает в Липецке, где не пашут и не сеют. Но и здесь свободных земель нет. А оставшиеся в пригороде огромные пустыри зарезервированы для жилищной застройки.

Но вера в светлое завтра все-таки остается. Выход может быть в дополнительном масштабном озеленении дворов и улиц, в разбивке новых аллей вдоль дорог и скверов на городских пустырях. Принято считать, что этой работой занимается муниципальный «Зеленхоз». Но согласно информации на его сайте «предприятие ухаживает за основной частью городских улиц, скверов, бульваров и парков: почти 300 га газонов, около 100 000 деревьев, более 50 тыс. погонных метров живой изгороди, около 16 тыс. кустарников, посаженных в группы. Общая площадь цветников — почти 20 000 м²». И ни слова о так необходимом городу дополнительном озеленении. Зато в глаза бросаются разделы «Продукция», «Услуги» и «Прайс-лист».

— «Зеленхоз» живет сегодняшним днем и умело зарабатывает деньги на выполнении муниципального заказа. Для города это — плохо. Тем более когда нет ни разнообразия деревьев, ни перспективных планов озеленения, — считает председатель регионального отделения Всероссийского общества охраны природы Наталья Пешкова.

Просчет на годы вперед

В Москве, в отличие от Липецка, такие планы есть. Над проектами озеленения работают ландшафтные дизайнеры. Они просчитывают на годы вперед, как должны выглядеть скверы, улицы и дворы. И поэтому высаживают различные виды деревьев. Именно те, какие необходимы на том или ином участке в зависимости от существующей и будущей застройки. У нас же только туи вдоль дорог или липы, потому что город Липецком именуется, считает Наталья Пешкова.

С такой постановкой проблемы согласны и в областном управлении лесного хозяйства. Нет в городе разнообразия зеленых насаждений. А то, что осталось с советских времен, — не вечно. В парках и скверах полно старых и больных деревьев. Их надо постоянно обновлять. Чтобы одни деревца успели подрасти, когда другим подойдет очередь упасть под бензопилами. Но этого нет. Куда проще и дешевле разом вырубить целый сквер. Как это случилось между площадями Металлургов и Франценюка. После чего навтыкали в землю саженцев. Одни деревья, вроде как, другими заменили. Их даже больше стало. Но многие годы пройдут, пока сквер вновь зазеленеет.

Работаем под заказ

С подобной оценкой деятельности «Зеленхоза» не согласен его директор Александр Кулаков.

— Работаем мы по контракту. И выполняем те задания, которые нам доводят. Мы готовы разбить любые новые парки, скверы или аллеи, где угодно, если будет заказ. В нашем питомнике много саженцев различных видов деревьев и кустарников, — говорит он.

«Зеленхоз» выполняет заказы городского управления главного смотрителя, которое подчинено департаменту дорожного хозяйства и благоустройства. Но это ведомство не имеет права разбивать новые скверы, пока в департаменте градостроительства и архитектуры не определят место их закладки и не нанесут будущие посадки на карту. А в департаменте финансов не запланируют в проекте бюджета города деньги под озеленение. Бюджет же принимают депутаты Липецкого горсовета. То есть для проектов дополнительного озеленения нужна политическая воля как исполнительной, так и законодательной ветвей власти.

Без взгляда в будущее

Но перспективных проектов посадки деревьев в Липецке нет, хотя генплан застройки существует. И можно бы было просчитать, где да как должно зазеленеть этак лет через десять. Как это делалось в советское время.

Липецкий градоначальник Николай Яхонтов, например, заложил парк Победы в начале 70-х в чистом поле. В то время многоэтажная застройка заканчивалась там, где сегодня стоит памятник Чернобыльцам. Район этот Автопарком назывался, а за ним — огороды да поля. Но, выбирая площадку для парка, Яхонтов указал на карте место за городской чертой. Тогда это был заросший бурьяном пустырь. Почему так поступил мэр? В любом случае он сыграл на опережение времени.

Сейчас опыт былых лет подзабыт. Скоро начнут возводить дома за Рудником, где ровно пять лет назад у трассы Орел — Тамбов установили закладной камень будущего города-спутника Романово. Непригодных под застройку пустырей там хватает. Чего ждем?

Народ безмолвствует

В Липецке постоянно проводятся публичные слушания по новой застройке, мэр Евгения Уваркина регулярно встречается с Советами общественного самоуправления, ее замы также пошли в народ. Но на встречах вопросы об озеленении горожане почему-то не задают. Недавно бизнесмены и общественники более двух часов спорили с Уваркиной. И выдвигали идеи, как преобразить Нижний парк и береговую линию реки Воронеж. Говорили о спортплощадках под Петровским мостом, скейтодромах и велодорожках, лодочной переправе на остров и даже о строительстве на нем оперного театра. Но никто не предложил пригласить ландшафтных дизайнеров для разработки проекта комплексного озеленения рекреационной зоны. Чтобы набережная лет через десять могла стать местом отдыха не под открытым небом, а под кронами деревьев. Своего рода новым парком у реки.

Что в остатке

Таких парковых зон по всему городу можно разбить десяток и более. Где? В местах, создающих эффект «Изумрудного города», который нам показывают на видео с квадрокоптеров. Это десятки, если не сотни гектаров так называемого самосева. И в Каменном Логу, и возле дамбы у бывшего Манежа, и по обе стороны Октябрьского моста, и между Нижним парком и Ниженкой…

Это не лес, а непролазная чащоба кустарников. Их расчисткой никто не занимается, и огромная территория, где можно было бы парки и скверы разбить, пропадает. Чем не тема для очередной дискуссии общественников с руководством города?

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных