Вс, 24 Марта, 2019
Липецк: +2° $ 64.28 72.94

Александр Науменко: «Меня хотели исключить из музыкальной школы»

Лариса Пустовалова | 07.02.2019 04:19:48
Александр Науменко: «Меня хотели исключить из музыкальной школы»

Александр Науменко много лет живет в Лондоне, но по-прежнему чувствует себя липчанином. В нашем городе он родился, вырос, нашел свое призвание. В Липецк он приезжал, чтобы участвовать в работе жюри конкурса вокалистов имени Надежды Обуховой. За время визита успел встретиться с одноклас­сниками, с которыми не виделся 43 года, и провести творческий вечер в салоне «Экслибрис», где ответил на вопросы поклонников и журналистов.

Настроение — не гость

— Меня собирались отчислить из пятой музыкальной школы. За профнепригодность! — рассказал он. — Я тогда испытывал полное отвращение к тому, чем занимаюсь. Произошло это потому, что педагог постоянно била меня по рукам во время игры на фортепиано. Накануне отчисления директор музыкальной школы Лидия Васильевна Костюкова вызвала на беседу мою маму и дала последний шанс — взяла меня в свой класс. И все изменилось. Благодаря ее занятиям я заинтересовался музыкой настолько, что начал бегать в нотный магазин, узнавал, что появилось из классики на прилавках.

Я бы не состоялся как композитор, если б не Белла Серафимовна Елисеева, предложившая нам, ученикам, написать музыку. Мы растерялись, начали оправдываться, что требуется вдохновение… Ее ответ словами Чайковского помню до сих пор: «Настроение — не гость. Надо садиться и работать». Я согласен с утверждением, что Бетховен, написавший свою Девятую симфонию, и человек, придумавший унитаз, — получили одинаковое творческое удовлетворение. Каждый с полной отдачей должен заниматься своим делом. В становлении любой личности много составляющих частей, — продолжил наш собеседник. — Конечно, музыка была мне изначально интересна. Но главную роль в моей судьбе сыграли педагоги.

Яркий след любви

На творческом вечере были представлены произведения композитора Науменко. Несколько композиций липчанина вошли в музыкальный альбом «D,Amore», в том числе «Мысли из прошлого». Есть мотивы, посвященные Липецку. Речь идет о первой любви нашего знаменитого земляка, которая случилась во время обу­чения в Липецком музыкальном училище.

— Нам тогда было по 16 лет. Не буду называть имен, незачем ворошить прошлое — у нас сейчас семьи, дети… Но в памяти остался возвышенный след, лишенный житейских деталей, — поделился он.

Впрочем, помнит наш герой и свою детскую любовь, впервые девочка разбила его сердце в 11-летнем возрасте.

— Годы обучения в консерватории имени Чайковского — лучшее время в моей жизни, — признался он собравшимся. — У нас, студентов того времени, было ощущение причастности к чему-то великому. Еще бы: мы ходили по тому же полу, по которому ходили Чайковский, Рахманинов, Танеев, Прокофьев, Шостакович... Раз уж мы появились там, значит, это не просто так. Уроки физкультуры проходили под аккомпанемент Миши Плетнева (известный дирижер, пианист-виртуоз, основавший Российский национальный оркестр. — Прим. ред.). Как-то во время репетиции студент закурил в присутствии самого Святослава Рихтера. Я сделал замечание, на что мэтр ответил: «Ничего-ничего. Я иногда еще и не так делаю: вставляю по сигарете между каждым пальцем (при этом он показал пятерню) и затягиваюсь от каждой». Атмосфера в консерватории вообще была потрясающая: если профессор проходил мимо — мы вставали. Сейчас этого нет. Как-то проездом заглянул в общежитие консерватории и удивился — насколько, оказывается, это небольшое здание (сейчас на его месте возвели новое). А в юности мне казалось оно огромным, значимым, как и все, что нас окружало. Впоследствии жизнь свела меня с племянницей Рахманинова, с приемным сыном Стравинского — Робертом Крафтом, со многими интересными людьми, но первые мои герои были встречены именно здесь.

Случались и казусы. Периодически пропадали посылки, которые отправляли родители из Липецка. Я приходил к вахтеру, который говорил мне примерно следующее: «Забрали. Александр Науменко забрал». Дело прояснилось, когда получил письмо из Таганрога, в котором написаны были довольно интимные моменты. Я тогда чуть с ума не сошел — не был никогда в Таганроге, а тут такое! В общем, в одно и то же время в консерватории обучались два Александра Науменко. Я и Александр Анатольевич, ныне известный оперный певец, солист Большого театра России.

Новые грани

— Чем ознаменовался для вас прошедший год? — задал вопрос журналист «Липецкой газеты».

— Доказал себе, что и как преподаватель я кое-что значу. Научить чему-то в этой сфере непросто — я же не могу спеть вашими связками, показав, как правильно брать ноту. Поэтому залогом успеха становится взаимопонимание между учителем и учеником, умение работать на одной волне. Придется еще поискать своего человека, здесь без везения не обойтись.

— Что вы думаете о конкурсе молодых вокалистов, который проходит в Липецке? Выступали на его сцене высококлассные исполнители, которые достойны подмостков мировой сцены? — поинтересовались мы.

— Липецкий конкурс достаточно высоко котируется на международном уровне. Это доказывает география участников: люди приехали из Монголии, Анг­лии, Аргентины, Беларуси, Израиля, Вьетнама. И я с удовольствием представил здесь корейского музыканта, который учится в Лондоне. Для Липецка Обу­ховский конкурс может стать визитной карточкой, брендом. К его организации нет замечаний, единственное, я бы добавил более серьезное информационное сопровождение, возможно, с публикацией аналитических статей. Вообще, зрителям не следует бояться оперного искусства. Чтобы его понять, достаточно прий­ти и послушать. Этим надо заинтересоваться. К примеру, я раньше ничего не понимал в бильярде, и даже не знал, что существует его разновидность — снукер. Но как-то увидел соревнования по телевизору, понравилось. Почитал специальную литературу. Сейчас с удовольствием играю.

Что касается конкурсантов, то в этот раз не обошлось без неожиданностей. Когда в первом туре я услышал представителя Аргентины, подумал: «О! Это победитель». Но в следующем выступлении — разочарование. Возможно, исполнитель взял слишком сложный материал, но некоторые ноты он не осилил. Причем недоработка была системной, не из-за волнения. В итоге — изначальный фаворит не оправдал общих ожиданий. Зато обладатели первых премий составляют конкуренцию исполнителям с мировыми именами.

Салон «Экслибрис»

— Популярные сейчас вокальные телешоу, в которых поют непрофессионалы, или, наоборот, звезды шоу-бизнеса пробуют себя в ином амплуа, помогают зрителю приобщиться к искусству?

— Прообразом этих шоу стала телепрограмма «Британия имеет талант». Так вот, я готов плюнуть в лицо создателю этого проекта. И мне даже представилась такая возможность. Как-то в поезде я поделился своими соображениями со случайным попутчиком, который оказался известным человеком и был знаком с этим деятелем. Он дал мне телефон автора, я созвонился, пригласил на встречу. Ждал, но тот не пришел.

Объясню свою позицию: подобные шоу дискредитируют искусство. Ну о каком таланте можно говорить, если участники поют «электрическими» голосами, улучшенными компьютером. Я не понимаю этого. Что именно должны оценить зрители — работу it-специалиста? И очень возмущен проектом «Призрак оперы», который шел на Первом канале. Особенно запомнилось выступление Филиппа Киркорова. Да, он нарядился в перья и раскачивался на качелях. Шоу имело место быть. Но как же пусто было исполнение, как немо внутри! И это ария Мистера Икс, полная драматизма и переживаний! А жюри восхищалось, зрители аплодировали. Вероятно, телезрители, которые смотрели эту телепередачу, уверены теперь, что это и есть настоящее искусство.

На этом фоне приятно знать, что есть проекты, подобные липецкому салону искусств «Экслибрис». Я много где побывал и могу смело утверждать, что этому явлению могут позавидовать мегаполисы не только России, но и Европы. Салон «Экслибрис» уникален своей просветительской миссией, и за десять лет, которые он существует, сделано немало. Я благодарен его создателю Сергею Бондаренко за стремление открывать публике имена соотечественников и за возможность познакомиться с их творчеством.

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных