Вт, 21 Мая, 2019
Липецк: +21° $ 64.54 71.97

Человек собаке друг

Роман Ромашин, romanromashin@yandex.ru | 30.12.2017

Любой тепловец знает, где живет Николай Ломовской. Однако отыскать его усадьбу можно и без подсказки — по задорному, дружному лаю собак. Будучи заядлым охотником, наш герой не расстается с четвероногими спутниками уже тридцать лет, за эти годы сообща исходив округу вдоль и поперек.

Едва увидев в руках хозяина подворья рожок, сделанный из дудки болельщика, русские гончие Дельта и Рыдай от нетерпения танцуют в вольере на задних лапах, предвкушая охоту. Она часто удачна, поэтому возвращение с увесистым рюкзаком домой для Николая Васильевича — дело привычное.

— Трудно сказать, почему мне везет, — говорит он. — Может, оттого, что не столько за добычей, сколько за эмоциями на природу хожу. А трофеи прилагаются, хотя бывают и курьезы.

Как заяц в доме спрятался

Один из таковых произошел лет десять назад вблизи вымершей ныне деревни Кобяково Тепловского поселения. Гончие Николая Ломовского по свежему следу подняли зайца. Затем длинноухий будто сквозь землю провалился — ищейки с лап сбились. Один загонщик догадался крайнюю избу осмотреть. Вошел, зажег спичку — на него дрожащий, как осиновый листок, бедолага глядит. Жалобно, словно пощадить умоляет. Охотник пленного за уши и в мешок, чтобы днем позже товарищей, отмечающих закрытие зимнего сезона, удивить. Для пущего эффекта загодя уши клипсами украсил, а лапки — алюминиевыми кольцами. И выпустил живой трофей на поводке перед зачехлившей ружья компанией.

— У мужиков глаза на лоб полезли. Разобравшись, что к чему, обошлись без пальбы. Отпустили косого на все четыре стороны. Пусть живет, ведь он своей смекалкой счастливый билет вытянул, — улыбается рассказчик.

Блюститель заповедей

Здесь важно уточнить, что охотничья этика для некоторых начинающих коллег нашего героя — архаизм, для них выход в угодья — повод похвастаться экипировкой. В их арсенале — инкрустированные серебром карабины, приборы ночного видения, снегоходы, оптические прицелы... Вооруженные до зубов охотнички готовы стрелять до последнего патрона, набивая трофеями багажники джипов.

Однако носящий на плече ружье «ИЖ-54» 1964 года выпуска тепловец исповедует другую философию, которой его научили деды — фронтовики Семен Иванович Моргачев и Павел Федорович Титов.

— Настоящий охотник всегда милосерден. Трижды неправ знаменитый Базаров, утверждавший, что природа мастерская, а не храм. Здесь грешно хозяйничать. Надо благоговейно принимать дары, которыми царство природы награждает человека, — уверен Николай Васильевич.

Биография у него самая обычная. После окончания школы поступил на спортфак Липецкого пединститута. Отучившись, вернулся. Был профсоюзным вожаком совхоза «Тепловский», парторгом, учительствовал, затем администрацией поселения руководил, а став пенсионером, возглавил Дом культуры. Удобный график работы позволяет ему находить время для хобби.

Скульптура четвероногого Рыдая

А еще Николай Ломовской создал домашний музей, где красуются увесистые утюги, колокольчики ямщиков Валдая, самовары с двуглавыми орлами — символами Российской империи, на боках. Еще одна его страсть — резьба по дереву. Причем это не какая-нибудь мелочевка, а настоящие скульптуры. Чего стоит, например, смеющийся беззубым ртом старичок, вырезанный из единого куска липы. Или маски вождей африканских племен. Обогатить экспозицию умелец намерен фигуркой четвероногого Рыдая, которая уже создается.

— Спрашиваете, откуда материал беру? Опять-таки гончие выручают. Пока с ними рощи обхожу, присматриваю подходящие деревья. Валить здоровые не в моих правилах — беру пилу, если ствол чахнет. Высушиваю, как надо, и за работу сажусь.

— Пусть Год собаки не только для нашего брата-добытчика, а и для всех липчан счастливым будет. Но чтобы удача не отворачивалась, дам совет: реже на диване лежите, ведите активный образ жизни. У кого есть желание поохотиться — милости просим в гости! — зовет Николай Васильевич.

Напоследок он блеснул еще одним талантом. Взяв гитару, затянул куплеты про «серых хищников матерых и щенков» из репертуара своего кумира Владимира Высоцкого.


В тему

Богатству фауны данковской глубинки позавидовали бы и великие писатели-классики Сабанеев или Тургенев. Да и основавшие Теплое еще в ХVII веке рейтары Белгородского полка тоже охоту жаловали. Кстати, среди них был Иван Ермолов сын Ломовской — пращур Николая Васильевича.

Фото Николая Черкасова

Фото Николая Черкасова

Фото Николая Черкасова
Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных