lg.lpgzt.ru - Общество Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
7 декабря 2017г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Управление потребительского рынка
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Телерадиокомпания Липецкое время
Общество 

Найти ребенка

07.12.2017 "Липецкая газета". Елена Бредис
// Общество

Английский философ Фрэнсис Бэкон сказал, что добрые дела останутся в памяти в том случае, если их повторять. Один раз купить продукты больной соседке, покормить бродячую собаку, приглядеть за ребенком подруги в ее отсутствие — все это, конечно, хорошо, но оставляет ощущение вынужденной помощи: ладно, разок сделаю, коль просите. Но сегодня люди все чаще испытывают внутреннюю потребность объединиться, чтобы такая помощь стала регулярной и превратилась в систему. Они не требуют за это зарплат и вознаграждений, почестей и славы. Просто они не могут жить в заботах только о своем комфортном мирке, если рядом кому-то плохо.


Расскажем об одном из таких объединений — областной общественной организации «Поиск пропавших детей». Слово председателю совета Вячеславу Телину.

— Идея создания таких организаций в разных регионах не была спонтанной: существовал целый ряд реальных предпосылок. Другое дело, что липецкий опыт во многом уникален, его надо изучать и распространять на всю Россию. Речь идет о тесных наших контактах с УМВД России по Липецкой области, с региональным ГУ МЧС, с противопожарной спасательной службой и о конкретной совместной работе. Такое взаимодействие есть не в каждом регионе. А у нас уже выстроилась система.


Гибкие алгоритмы


— Что же за предпосылки?


— Во-первых, это возможность привлекать множество людей, общество к самому процессу поисков. Это не говорит о том, что полиция одновременно не работает, напротив. Но у них существует определенный жесткий алгоритм действий, ряд инструкций. А время бежит и бежит неумолимо. А у нас есть множество разных алгоритмов, и они куда более гибкие. Если мы видим, что какой-то результатов не дает, то быстро переключаемся на другой. Но ведь есть случаи, которые надо доводить до суда, и тут помогает только наш тесный контакт с угрозыском, с ПДН, с другими подразделениями. Именно потому, что мы являемся официальной организацией, они могут использовать нашу информацию.


— Неужели на самом деле пропадает много детей?


— Что значит много? Для матери ее ребенок — единственный, вся ее жизнь. Но если отбросить лирику и взять статистику, то по России это от тридцати до пятидесяти тысяч в год. А если мы возьмем нашу область, то на сегодняшний день более ста уходов. А в 2014 году было более двухсот. Причем уходят в возрасте от трех до восемнадцати. Конечно, мы помогаем в поисках и стариков, и инвалидов. В этом году отработали шестьдесят ориентировок. Порядка двадцати — в полевых условиях. Всего мы участвовали в двухстах тридцати поисковых операциях и нашли сорок два человека.


— А почему же дети уходят из дома?


— Бывают спонтанные первичные уходы, когда вернуться ребенку страшно: понимает, что влетит, понимает, что был не прав, да и гордыня мешает. Когда потом спрашиваешь, почему ты ушел, он сам толком ответить не может. Периодов взросления, выброса гормонов никто не отменял. А многие ли родители знакомы с возрастной физиологией и психологией? У нас сейчас вообще модно все сбрасывать на семью. А вы посчитайте: ребенок в школе с учителями проводит времени в два раза больше, чем с родителями. Это в советское время школа формировала поведенческую платформу, учила взаимовыручке, ответственности, чувству долга. А потом все стало сводиться к образовательным услугам. Образование во многом утратило свои воспитательные функции, хотя теперь есть тенденции к их возрождению. Ведь именно в школе ребенка со стороны видят и педагоги, и психологи. А в семьях вы часто встретите родителей с таким образованием? Так кто должен корректировать поведение детей? Думаю, специалисты. Почему я так подробно об этом говорю? Потому что одно из направлений нашей работы — это профилактика, и мы совместно с департаментом образования Липецка и УМВД и МЧС вели профилактические мероприятия, которые поддержало и управление внутренней политики нашей области. Надеемся в 2018 году ее продолжить.


Система профилактики


— И в чем она заключается?


— Прежде всего в создании системы профилактики, а не в разовых акциях. У нас это проходит в форме интерактивных бесед, где мы совместно с детьми вырабатываем линию поведения в случаях каких-то диссонансов, конфликтов. Конечно, с нашей стороны в этом участвуют специалисты, знающие возрастную психологию, физиологию. И у человека появляется логическая цепочка действий практически на всю жизнь. Вот такую работу мы провели в прошлом году, управление внутренней политики помогло нам небольшим грантом. Через эти занятия прошло три тысячи школьников, и вскоре правоохранители зафиксировали снижение количества уходов на двадцать три процента. Эту работу обязательно надо продолжать. Тем более что наш проект получил очень положительный отзыв в МГУ.


— Скажите, а почему малыши уходят?


— Банальный недогляд. Недавний случай: звонит наш товарищ и сообщает, что уже минут пять видит около подъезда малыша лет двух, подозрительно легко одетого, в тапочках на босу ногу. Ну, говорю, бери на руки и иди по квартирам. Представьте, везде тишина. Пришлось вызывать сотрудников ПДН, везти малыша в больницу. Потом выяснилось, что просто мама пришла с ночной смены, на секунду коснулась головой подушки и отключилась. Абсолютно нормальная мама, просто очень устает. А дверь с английским замком, не захлопнулась. Вот он и пошел погулять. Можно ли тут винить маму, которая вынуждена так вкалывать?


Этот год отмечен двумя трагическими случаями гибели малышей из-за того же недогляда. А вот одного четырехлетнего пару лет назад, который прошел семь километров, попал под град, потерял сапог и шапку, нам удалось найти. Вообще, есть три задачи: не допустить потерпевших в наших рядах при поиске, спасти— найти живого ну или найти тело. Отрицательный результат, когда вообще ничего не найдено.


— А что касается повторных уходов?


— Тут надо четко отслеживать, не касается ли это уже психиатрии. В таких случаях психолог бессилен. Вообще, как у нас слаба система профилактики, так слаба и система реабилитации. А она должна быть четкой: психолог не помог — психотерапевт, психотерапевт не помог — психиатр. И проблему рецидивных уходов без реабилитации не решить. Да, есть те, кто просто предпочитает жить вне дома. Мы отыскиваем их в подвалах, на чердаках, в коллекторах. Мы разговариваем с ними. Но есть такая мощная штука, как Интернет. А в нем есть сайты, где детей обучают, как лучше сбежать из дома, как добыть еду и воду, где прятаться и как правильно побираться, как убегать от стражей правопорядка и на что те имеют право, а на что — нет. Конечно, мы стараемся отслеживать эти сайты, сообщаем в соответствующие органы и сами атакуем этот контент. Но, увы, они появляются вновь. Вообще Интернет — это отдельный разговор.


Президентский грант


— Чем радостным вам хотелось бы поделиться?


— Мы выиграли президентский грант. Первый грант мы выиграли областной как раз на проведение профилактики. Вторая областная субсидия на эти последние два с половиной месяца, и на нее мы закупаем оборудование, которое нам остро необходимо. А на президентский грант мы собираемся оборудовать мобильный штаб. То есть купить новый «УАЗ» и наполнить его самым современным поисковым оборудованием. Поверьте, такое есть далеко не в каждой области.


В декабре я буду учавствовать в комиссии по законодательству в сфере добровольческих поисковых организаций Совета Федерации. У меня подготовлен ряд предложений по законодательной базе, есть часть законопроекта, есть описание опыта Липецкой области, который, я убежден, надо распространять. Когда ты знаешь, что даже ночью можешь позвонить сотруднику угрозыска и получить нужную консультацию, то это очень помогает и дает свои плоды. Да и сами сотрудники говорили, что в других регионах их коллеги часто не верят, что подобная согласованная работа возможна.


— Но вы ведь не получаете зарплат?


— Мы добровольческая организация, члены которой объединены общей идеей спасения людей. Поэтому всем нам еще как-то надо зарабатывать деньги и содержать семьи. Хотя бывают моменты, когда нашим близким приходится нас содержать. Так что лишний раз хочется отдать им дань уважения за их понимание и терпение.

А как у них?


В США на 2013-2014 учебный год насчитывалось 1,3 миллиона бездомных детей. Подавляющее большинство из них — около миллиона — отнесены к бездомным потому, что делят жилье с другой семьей (друзьями или родственниками) из-за финансовых трудностей или из-за потери собственного дома. Еще 186 тысяч детей живут в приютах, 80 тысяч — в гостиницах. 42 тысячи детей проживают в условиях, которые американским законодательством определены как не предназначенные для житья — это и парки, и заброшенные здания, и трейлеры. При этом ситуация год от года ухудшается. Такого не наблюдалось даже при Великой Депрессии.

Загрузка комментариев к новости...
Вторник, 12 декабря 2017 г.
Погода в Липецке День: +3 C°  Ночь: 0 C°
Авторизация 
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Бой на берегу Быстрой Сосны

Александр Дементьев, demenlg@rambler.ru // Общество

Гордимся нашей страной

Елена Таравкова, elena.taravkova@gmail.com // Власть
  Вверх