Ср, 22 Мая, 2019
Липецк: +21° $ 64.54 71.97

«Жму руку. С приветом, Шолохов»

Татьяна Лестева , г. Санкт-Петербург | 07.12.2014

Дмитрий Александрович Лестев родился в сентябре 1904 года в деревне Скакун Касторенской волости Воронежской губернии. По отцу он донской казак. Его детство прошло в селе Долгуша (ныне это Липецкая область, Долгоруковский район).

Дмитрий Лестев — активный комсомолец, организатор первых колхозов, а после военно-политической академии — офицер. Ему довелось воевать на Халхин-Голе. За бесстрашие японцы называли его «русским самураем». Тогда он получил свою первую награду — орден Красного Знамени. Далее были польская кампания, ­война с белофиннами. После нее Лестев, комиссар корпуса, удостоился ордена Ленина. Он занимал ответственные посты в армии.

Среди первых Дмитрий Александрович встретил удары врага в начале Великой Отечественной. А погиб он во время обороны Москвы 18 ноября 1941 года под Клином. В 1945 году его посмертно наградили орденом Великой Отечественной войны I степени. В Москве его именем названа улица. Есть улица Лестева на его малой долгоруковской родине. Это для справки. А теперь — о знакомстве Лестева с Шолоховым.

Дмитрий Александрович, тогда начальник полит­управления Западного фронта, вместе с другими писателями и журналистами (З. Хирен, А. Фадеев, Ц. Солодарь) встречался с Шолоховым, который был корреспондентом «Правды» и «Красной звезды», как раз в дни обороны столицы. 21 сентября Дмитрий Александрович писал своему брату, моему отцу: «Недавно получил от Михаила Александровича Шолохова (писатель-земляк) письмо. Когда-нибудь в дни отдыха от войны выпьем с ним за «Тихий Дон» чарку водки. Желаю успеха. Будьте здоровы. Коротко или долго, бандит Гитлер сдохнет как собака».

А вот записка Михаила Александровича — ее привел в своем «Дневнике фронтового корреспондента» Зигмунд Хирен. «Дорогой т. Лестев! Прошу принять от Вашего земляка привет и скромный подарок. Думаю, что мне ещё придётся увидеться с Вами, а пока желаю Вам здоровья, военных удач и всего доброго. Крепко жму руку. М. Шолохов».

В сентябре Михаил Александрович приехал на фронт, и даже с подарком — поздравить члена Военсовета с днём рождения. Но встретиться им не удалось. А вскоре Дмитрия Александровича не стало.

Зигмунд Хирен вспоминает: «Дмитрий Александрович добродушно шутил по поводу того, что писатель решил его досрочно поздравить с днём рождения. В дни битвы за Москву, 24 сентября 1941 года, Лестеву исполнилось 37 лет, а писатель явился с поздравлением 12 сентября… Лестев очень сожалел, что ожесточённые бои помешали встрече, записку бережно хранил».

Та записка попала в семейный архив моего деда. Она пролежала там более тридцати лет. А в 70-е годы минувшего века младшая сестра Лестева и моего отца Вера Александровна передала материалы, касающиеся Дмитрия Александровича, в том числе и эту записку, в Музей истории и реконструкции Москвы.

А контакты Шолохова и семьи Лестевых продолжались после войны. Так, в 1948 году мой отец Михаил Александрович обратился к своему двойному тёзке за помощью. Историк по образованию, он прошёл по конкурсу на должность старшего преподавателя в Ленинградском институте пищевой промышленности. Ему должны были предоставить квартиру, но вопрос не решался. Поэтому Михаил Александрович Лестев уже работал в Ленинграде, а его жена с двумя детьми жила в Рамони. И вот отец по совету деда обратился к сослуживцам Дмитрия Александровича, депутатам Верховного Совета СССР, в том числе и к Шолохову. Писатель ответил.

«Уважаемый тов. Лестев! Извините, что задержал ответ. Повинен в этом отчасти: полтора месяца не был дома. По существу вашего письма скажу, что ничего у меня не выйдет, и Вы напрасно преувеличиваете мои возможности. Приведу лишь один пример, и Вам всё станет ясно. В Л-де у меня живёт дочь, учится она в Л-ском университете, имеет ребёнка, мужа. Живут они у стариков мужа, в очень плохих условиях… Три года ломаю шапку и прошу власть имущих устроить ей хотя бы плохонькое жильё, и всё тщетно. Специально по этому поводу наезжал в Л-д, видался с т. Попковым, заручился обещаниями, а комнаты всё нет… Теперь Вам понятно, почему я признаюсь в собственном бессилии и отказываюсь помочь Вам? Не могу обещать, будучи заранее уверенным в безнадёжности дела. А уверен я в этом более чем твёрдо. Жму руку.

С приветом, Шолохов.

Р.S. При случае передайте от меня привет вашим старикам. Шолохов»

Думаю, это письмо дает какое-то представление о том неласковом времени. Подбирая материалы к книге «Путешествие по семейному архиву» и общаясь с сотрудниками Музея истории и реконструкции Москвы, я решила, что письмо Шолохова правильно приобщить к семейному архиву Лестевых. Там оно теперь и находится.

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных