Ср, 19 Июня, 2019
Липецк: +24° $ 64.43 72.70

Ключ с правом передачи

Елена Бредис | 23.03.2013

Представьте себе ситуацию. Несколько липецких педагогов приезжают по приглашению в детский лагерь под Курском. И с первых же минут их начинает сопровождать восторженный шепот: «Они из города Шмакова!» Вот так. Не из города металлургов, а из города удивительного человека и педагога Сталя Анатольевича Шмакова.

Уже более двух десятилетий в стране продолжается реформирование образования. Более двух десятилетий ученые, педагоги-практики, общественность настаивают на срочной корректировке этих реформ. Если мы проанализируем их требования, то обнаружим, что чаще всего все сводится к возвращению в той или иной мере к принципам советской системы. Обратите внимание: сегодня уже идет речь о необходимости выпускного сочинения по литературе, о единой концепции учебников истории, о введении дополнительных форм проверки знаний помимо тестирования.

Но за всеми этими бурными дебатами как-то в стороне остается главное: учитель. Тот самый учитель, который в советское время был не просто транслятором информации, но прежде всего воспитателем. Занятно, но не так давно на самом высоком уровне снова заговорили о том, что школа должна не только давать знания, но и растить патриотов, ответственных и неравнодушных граждан. Вопрос в одном: кто и как будет этим заниматься?

Можно, конечно, выделить огромные гранты на разработку новых сверхсовременных педагогических методик. Можно придумать какие-нибудь педагогические «нанопроекты», затратив кучу бюджетных денег. А можно всего лишь внимательнее всмотреться в совсем недалекое прошлое. И в этом отношении недавняя история нашей области удивительна. Во второй половине двадцатого века у нас появились один за другим поистине уникальные педагоги: Москаленко, Шмаков, Казанский.

Но... «нет пророков в своем Отечестве». И все-таки, слава Богу, есть люди, которые не только бережно хранят их память, но и ­изучают их идеи. Вот как моя собеседница, преподаватель ЛГПУ Людмила Шопина, закончившая книгу, где постаралась обобщить до сих пор еще не до конца оцененный липецкий педагогический опыт.

Генераторы новых идей

— Нам ведь последние два десятилетия настойчиво внушают: пришло время новых людей. Стало быть, прежние педагогические системы без надобности. Про Москаленко я вообще где-то прочитала, что его опыт не мог быть распространен, поскольку носил исключительно личный, личностный характер.

— Никак не могу согласиться с этим. Открытия и Москаленко, и Шмакова, и Казанского, их методики никуда не исчезли — они продолжают жить и творчески развиваться в деятельности самых разных учителей в разных уголках России. Потому что ни один из выдающихся педагогов, работавших в регионе, не был засушенным кабинетным ученым-буквоедом. Они не создали каких-то жестких систем, где шаг влево, шаг вправо «караются расстрелом». Они были генераторами творческих идей, где слово «творческий» является ключевым. Как же можно говорить, что методика Москаленко могла «работать» только у него? В те годы в Липецк приезжали педагоги со всей страны, чтобы побывать на его уроках. Заметьте: приезжали за свой счет. Другое дело, что далеко не каждый учитель внутренне готов пользоваться этой методикой…

— Почему? Это слишком сложно или вообще не вписывается в нынешние представления о педагогике?

— Тут трудно ответить однозначно. Для одаренного, неравнодушного учителя гораздо сложнее изо дня в день заниматься натаскиванием к ЕГЭ. С другой стороны, как у нас привыкли? Тишина в классе, никаких реплик с мест, никто не мешает монологу учителя. А Москаленко придумал «птичий базар», когда каждый мог с ходу высказать пришедшую ему мысль. Константину Александровичу важно было сотворчество всех, кто находится в классе. Ему важно было не «запихнуть» в детскую голову готовые знания, а подтолкнуть школьника к самостоятельному, пусть самому маленькому открытию. Его даже упрекали: мол, он вынуждает школьников заново открывать теорему Пифагора или законы Ньютона. А он учил их мыслить. Что самое главное: дети с восторгом воспринимали москаленковский метод! Согласитесь, тут даже гадать нелепо, как может такой подход сочетаться с подготовкой к ЕГЭ. Давайте лучше спросим себя: а какими мы хотим видеть наших будущих выпускников?

— Москаленко превыше всего ценил на уроках творческую свободу. Но вспомните, какой нам показывают на телеэкране современную американскую школу — там ведь тоже такой разгул свободы…

— …и эта свобода абсолютно противоположна москаленковской! Американский вариант: педагогу и в школе, и даже в колледже важно не столько увлечь, сколько развлечь учеников, подыграть им, опустившись до них. А Константин Александрович, напротив, старался поднять ребенка, подростка до своего уровня. Он не развлекал, он вовлекал в процесс познания, открытия. А ни познание, ни новые открытия без настоящей свободы невозможны.

Школа всесоюзного значения

— В своей книге вы объединяете несколько выдающихся педагогов понятием «липецкая школа». Но идеи Москаленко, Шмакова, Казанского были очень разными. Да и работали эти люди в разных направлениях…

— С формальной точки зрения, возможно, это и так, и строго научно говорить о единой педагогической школе неправомерно. Но все они исповедовали общий постулат: ребенок должен быть счастливым. Москаленко хотел, чтобы дети были счастливы на школьных уроках, Сталь Анатольевич Шмаков стремился к тому же, занимаясь детским досугом. Здесь же корни игровых технологий Олега Анатольевича Казанского. Одна из его книг, между прочим, называется: «Педагогика как любовь». И в этом смысле липецкий опыт един. Он не имеет ничего общего с сухими методиками, рожденными в академических кабинетах.

— Честно говоря, я была в шоке, когда стала просматривать в Интернете материалы о всесоюзном пионерском лагере «Орленок»: ни в одном из них не упоминалось имя Сталя Анатольевича Шмакова! Думаю, и в Липецке сегодня мало кто знает и помнит, что он был создателем и разработчиком концепции этого всемирно известного детского центра, что именно Шмакова называли «всесоюзным пионервожатым». Что же мы за люди, если так легко отказываемся от того, чем должны были бы гордиться, что должны развивать и продолжать?

— Ну да, а потом начинаем срочно придумывать какие-то региональные «бренды», вместо того чтобы просто освежить собственную память. Рассказывать о Стале Анатольевиче нелегко, потому что сразу вспоминается масса историй, эпизодов, примеров. Вот хотя бы такой факт: у Шмакова была практически стопроцентная эффективность в работе с юными правонарушителями. Он очень тонко чувствовал детскую душу. Трудно себе представить, но именно Шмаков сумел покончить с подростковой преступностью в Сокольском районе. Как он это сделал? Разослал всем юным «главарям» письма: «Если ты не трус, приходи к ДК и приводи с собой приятелей». В каком-то смысле — провокация. А в клубе пацанов уже торжественно встречали девушки-комсомолки, уже шло собрание созданного Шмаковым детско-юношеского клуба, где любой мог найти себе занятие по душе. И вот эти «трудные» подростки потянулись к Сталю Анатольевичу, поверили ему. А вот как он опять-таки добился того, что они прямо-таки мечтали служить в армии? Конечно, это редкий, исключительный педагогический талант. Но все-таки осталась и сама методика Шмакова, его опыт, ученики.

— Не будем, однако, забывать, что сейчас дети другие. А вдруг тот опыт все же устарел?

— Так ведь те методики изначально подразумевали постоянное развитие. Некоторые векторы или элементы их до сего дня используются педагогами и дают прекрасные результаты. А кому-то наследие того же Шмакова или Москаленко представляется несовременным хотя бы потому, что напрочь разрушает пресловутую «пирамиду потребностей» Маслоу: потребность в общении, обмене добрыми чувствами, в сопричастности великим делам страны оказываются для молодежи выше потребности в комфорте, пище и защищенности. Причем эта модель поведения «работает» у них во всех жизненных ситуациях. Защищая чужое имущество от бандитов, погиб один из самых ярких вожатых шестидесятых годов липчанин Вячеслав Байрачный. А мог бы пройти мимо преступников, вскрывавших чей-то гараж, не ввязываться в конфликт. Инспектор по делам несовершеннолетних Валентина Белова — свидетель тесного сотрудничества Липецкого педагогического института и органов защиты правопорядка вплоть до девяностых годов минувшего века. О том, чтобы отказать в помощи милиции, среди студентов не могло быть и речи. Они по трое суток могли находиться в засаде, чтобы обезвредить правонарушителей. Говорить о личной безопасности было неприлично.

Дело Шмакова живет

— А современные примеры есть?

— Пожалуйста. В Курской области живет преданный последователь Сталя Анатольевича. Он организовал подростковый лагерь, куда мы были приглашены. Видели бы вы этот лагерь: бедность, старые, обветшалые корпуса. Но! Путевки в него не достать, потому что жизнь там строится по принципам Шмакова. И ребята счастливы. У них обязательно проводится «День Шмакова» с вечерними посиделками у костра. И существует традиция под названием «свободный микрофон»: ребята выходят и при всех просят прощения у тех, кого когда-то обидели — у друзей, родителей, бабушек-дедушек, признаются в каких-то своих дурных поступках. Сами. Без принуждения. Вот что происходит с детьми за двадцать один день смены в лагере. Что бы там ни утверждал Маслоу, а не хлебом единым жив человек...

— А как все это согласовать с установками молодежи на лидерство?

— Лидерство лидерству рознь. Олег Анатольевич Казанский тоже считал, что педагогу ориентироваться надо прежде всего на самых талантливых и самых увлеченных, а все остальные начнут подтягиваться. Если лидерство понимать как успешную карьеру, то все окружающие — твои соперники и конкуренты. А Казанский с одаренными детьми и студентами создавал такую удивительную, опять же, творческую атмосферу, что в нее неизбежно начинали вовлекаться даже те, кто не блистал особыми талантами, — так она была притягательна и заразительна.

— Как вы объясните то, что практически в одно время в Липецке появилась целая плеяда замечательных педагогов?

— Только одним — был социальный заказ, заказ государства, заказ общества. Система образования выходила на какой-то иной, совершенно новый уровень. И тогда пришли все эти люди. Такие, как они, есть и сейчас. Их надо только позвать.

В кругу друзей. Сталь Анатольевич Шмаков крайний справа.

В кругу друзей. Сталь Анатольевич Шмаков крайний справа.

Константин Москаленко.

Константин Москаленко.

Олег Казанский.

Олег Казанский.

В кругу друзей. Сталь Анатольевич Шмаков крайний справа. Константин Москаленко. Олег Казанский.
Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных