Ср, 18 Сентября, 2019
Липецк: +18° $ 64.47 71.51

Деревянные грезы

И. Неверов | 27.01.2011

— Я гений земли липецкой, а Сергей Горшков — гений земли воронежской, — без намека на улыбку объявил мне художник Юрий Татьянин, когда я попросил его оценить только что открывшуюся в Музее народного и декоративно-прикладного искусства горшковскую выставку.

У этих ребят, влюбленных в лубок, примитив, вечную игру с публикой, неутолимо жаждущих озоровать, ошеломлять, озадачивать, не сразу разберешь, то ли они прикалываются, то ли, наоборот, абсолютно серьезны. Гением, кстати, Татьянина обозвали, то есть, прошу прощения, провозгласили в искусствоведческом журнале «Нестандарт» московской галереи «Эрарта». Там поместили массу репродукций его красных, синих, зеленых котов, крокодилов, космонавтов, лошадей, Евы с яблочком и зайца с милиционером, который делает в зайчишку «пиф-паф» из пистолета.

Но гении они с Горшковым или просто талантливые люди, а творческое родство между ними налицо. Так же, как очевидна их близость эпатажным «Митькам» и Андрею Бильжо, автору почти классической уже графической серии про Петровича. Потому не стоит удивляться, если, ненадолго позабыв о зрителях, что восхищенно либо растерянно бродили среди деревянных раскрашенных фигурок Горшкова, воронежские, липецкие и примкнувшие к ним тамбовские художники (они приехали специально поддержать Сергея) обсуждали новые совместные проекты. В разговоре активно участвовал и куратор культуры нашего областного центра Виктор Долгих. Так что будем ждать.

Ну а теперь — о самой экспозиции. Она расположилась в двух уровнях — небесном и земном. Поднимешь глаза вверх, а там, под потолком, светят сразу и солнышко, и луна, как на лубочных картинках либо детских рисунках. А также летают, парят, витают разнообразные ангелы. Оглядишься вокруг — опять-таки обнаружишь тех же ангелов. Правда, покрупнее, нежели витающие и парящие, да и побрутальнее. У одного даже меч в руках и сильно неласковый, я бы осмелился сказать — тяжелый, взгляд.

У Сергея к этим окрыленным созданиям особое отношение. Он все время напоминает, что они не только носятся в высших сферах, но и спускаются в наш мир, кто с кротостью и дудочкой, а кто и с мечом. В Перми, например, Горшков поместил их на балконах домов. И они оттуда всматривались в город и проходящий мимо народ. Об этой акции липчан информируют развешанные на стене фотографии.

Помимо ангелов из Воронежа прибыли разноцветные рыбы, лодочки с отдыхающими и цветы в плошках. Почти все это Горшков вырубил, вырезал из дерева и весело раскрасил. В том числе и такую диковинку, как березовая веточка с большущими грушами — завидуйте, Мичурины всех эпох, скромным, но гениальным художникам!

Сам Сергей не удовольствовался простой демонстрацией своих произведений. Он был при деле: сидел в центре зала и любой даме или девице дарил необычные автографы. Это были проштампованные листочки. На одном — «Я полюбил тебя», на другом — «Здравствуй, милая», на третьем — «Прости меня, милая...» Деревянные штампики лежали здесь же, перед ним, в коробушке. Зрительницы могли выбирать, кому какая надпись больше нравится.

Я понял: обаятельный усатый скульптор чувствует себя виноватым за всех представителей сильного пола перед всеми представительницами слабого (он же, разумеется, прекрасный). Слишком уж скупятся мужчины на нежные слова и признания. Вот Сергей и пытается это компенсировать.

Размышления на сей счет стимулирует и композиция, рядом с которой ее автор «штамповал» объяснения в любви. Представьте: клетка, в ней качели, на качелях — ангелочек, чья женская природа у меня лично сомнений не вызвала. Вот что значит мужики: даже о качелях позаботились. Клетку, может быть, вызолотили. Да много ли от этого радости той, которую здесь заперли?

«Деревянные грезы» — так выставка называется официально — для части публики покажутся, мягко выражаясь, странными, не столько чудными, сколько чудными. Но тут, наверное, просто нет резона слишком напрягаться. Смотрите на работы воронежского гостя простодушно, с детским доверием, поскольку они ведь так и рождались — из игры, из симпатии ко всему сущему, из желания поделиться добротой, улыбкой, радостной фантазией.

Хотя при всём том творчество Горшкова вовсе не легковесно. Он перебрасывает мостки между небом и землей, между эпохами — древней, забытой, когда мастер трудился искренне, свободно, как Бог на душу положит, зная, что не должен отчитываться, имеется ли у него за плечами академическая школа, и — новой, новейшей, современной, драматичной, сложной, замысловатой. И это у него получается здорово.

К слову: академическую выучку Сергей Горшков все-таки прошел — в Пензенском художественном училище имени Савицкого. Но выбрал свой, особый, отдельный путь. И пригласил сделать по нему пусть хотя бы десятокдругой шагов и нас с вами.

Ангелы среди людей, люди среди ангелов. Фото Николая Черкасова

Ангелы среди людей, люди среди ангелов. Фото Николая Черкасова

Ангелы среди людей, люди среди ангелов. Фото Николая Черкасова
Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных